*MESOGAIA-SARMATIA*
Imperium Internum
(РОССИЯ - УКРАИНА - БОЛГАРИЯ - ГЕРМАНИЯ)

ДА ГРЯДЕТ ХЕЛЬГИ АВАТАРА !            A HAIL TO THE FORTHCOMING HELGI AVATAR OF LAST TRUMPETS !            VIVA LA REVOLUTION NATIONAL POPULAR !            DIE NEUE PARTEI DAS GEISTES !              РИМ И СКИФЫ, ТРЕПЕЩИТЕ !    НАСТУПИЛО ВРЕМЯ САРМАТ !       МЫ - ОФИЦЕРЫ ДХАРМЫ !

С. Аралов
Коричневая реконкиста

"Я всегда говорил, что скоро свершится великое чудо, и мое предсказание наконец-то сбылось. Ну и кто оказался прав? Война еще далеко не проиграна!"
Адольф Гитлер

Уютно устроившееся в живописной долине Драйзамталь, что в горах Шварцвальда, местечко Бюхенбах может похвастаться разве что тем, что из местного источника берет свое начало один из притоков могучего Рейна - извилистая речушка Драйзам. Во всем же остальном Бюхенбах - совершенно типичное для южной Германии скопление крытых красными черепичными крышами низкорослых строений, посреди которого в гордом одиночестве возвышается тривиальный шпиль местной кирхи. Этакое серое сонное царство с парой-тройкой магазинчиков и единственным отелем-"Гастхофом" в национальном стиле. Случайно попав сюда, любой нормальный турист только о том и мечтает как бы поскорее убраться куда подальше.

Впрочем, бывают в Бюхенбахе и совершенно другие гости - те, что приезжают сюда периодически и задерживаются здесь надолго именно по причине дикости здешних мест. Распивая в местном трактире тягучее шварцвальдское пиво, они дружно горланят песни известного на всю страну барда Рене Хайцера - например его знаменитую "Alsicheinkleiner Jungewar", то есть "Когда я был молодым", - а затем в кругу друзей обсуждают судьбы Германии. Эти люди - в большинстве своем вовсе не синильные старики или прыщавые бритоголовые юнцы, но вполне респектабельные бюргеры средних лет, - ничтоже сумняшеся именуют себя "спасителями нации", грезят о скором возрождении национал-социализма и цитируют фюрера, утверждая, что будущие жертвы не будут, да и не могут быть слишком большими, поскольку посеют семена грядущего величия…

"Ahnenerbe" или "Наследие предков"

Ровно полвека назад, 31-го января1951 года, решением так называемой Высшей союзной комиссии на территории Германии был приговорен к смертной казни через повешение некто Вольфрам Зиверс. Ныне имя это уже совершенно забыто, однако многим пережившим Вторую мировую войну жителям Европы полковник Зиверс был прекрасно знаком как один из нацистских врачей-убийц, правая рука печально прославившегося зверскими экспериментами на людях штурмбанфюрера СС доктора Хирта. Весной 45-го, сразу после освобождения территории Франции от немецких войск, европейские газеты облетело сообщение, согласно которому в кабинетах Хирта и Зиверса в Страсбургском университете была обнаружена собранная ими жуткая "коллекция" человеческих голов и черепов…

За перечислением злодеяний Зиверса и его патрона как-то отошел на второй план, а впоследствии и вовсе забылся тот факт, что именно он, Зиверс, долгие годы являлся бессменным генеральным секретарем наиболее могущественной и вместе с тем таинственной общественной организации Третьего рейха известной под названием "Ahnenerbe"-"Наследие предков". Основанная с приходом нацистов к власти в 1933 году и попавшая под покровительство Хайнриха Гиммлера, организация формально занималась изучением древней истории германского народа, а фактически руководила широкомасштабным проектом "медицинских" и "антропологических" исследований в концлагерях. На финальном этапе войны люди Зиверса даже попытались подчинить себе прочие проекты национального значения - такие, например, как работы по созданию знаменитой ракеты "Фау-2" группой Вернера фон Брауна.

На протяжении многих десятилетий посвященные истории Третьего рейха популярные и сугубо научные издания в один голос утверждали, будто с окончанием Второй мировой войны организация "Ahnenerbe" прекратила свое существование. И лишь сотрудники тех отделов спецслужб, что занимались изучением и пресечением деятельности бывших нацистов и их более молодых последователей, прекрасно знали, что большинство соратников Зиверса никуда после войны не исчезло, а значит и само "Наследие предков" - да простит меня читатель за тавтологию, - досталось в наследство от нацистского режима новым поколениям немцев.

В середине 60-х годов автору этих строк довелось по роду служебной деятельности работать с "источниками" в западногерманских неонацистских организациях. На тот момент одним из объектов пристального интереса со стороны спецслужб являлся человек по имени Герман Вирт.

Из архивов спецслужб: Герман Вирт (Herman Wirth) (06.05.1885 - 16.02.1981)

Уроженец города Кусель, специалист в области нидерландской филологии, истории германистики и музыкологии. С 1916 года - титулярный профессор, автор нашумевших работ по теории происхождения "атлантико-нордической расы". Активный член НСДАП с 1925 года. С 1935 по 1938 годы - в рядах СС, один из основателей и ведущих активистов организации "Наследие предков", ее первый президент. Впоследствии, однако, разошелся во взглядах с руководством "Ahnenerbe", в результате чего покинул ее ряды. По окончании войны, опасаясь преследования со стороны новых германских властей, поселился в Швеции, откуда вернулся лишь в 1954 году. По возвращении проживал в городе Марбург, поддерживая тесные контакты с прежними соратниками по национал-социалистическому движению и ветеранами СС, в том числе и с теми, что нашли убежище в немецкой колонии "Дигнидад" на территории Аргентины. В 1980 году, незадолго до своей смерти, опубликовал посвященную "европейской прарелигии" книгу, в которой в очередной раз изложил характерные для него шовинистские взгляды на происхождение европейской цивилизации.

При проверке личных контактов Вирта выяснилось, что этот уже глубокий старик ведет весьма активный образ жизни, консолидируя вокруг себя многочисленных представителей реваншистских кругов германского общества. Одним из наиболее близких к нему людей оказался его бывший коллега по так называемому "Обществу изучения преистории" - старый знакомый западных спецслужб, отставной офицер СС и бывший протеже Гиммлера Вильгельм Ландиг.

Из архивов спецслужб: Вильгельм Ландиг (Wilhelm Landig)

Рожденный в Австрии 20 декабря 1909 года, Ландиг до своей смерти в октябре 98-го являлся едва ли не самым старейшим из всех доживших до конца двадцатого века ветеранов национал-социалистического движения. С конца 20-х годов он - член основанного после Первой мировой войны общества "Туле" ("Thule Gesellschaft"), ультранационалистического и мистического объединения борцов за чистоту "арийской крови". Соратниками Ландига по движению в тот момент являются Рудольф Гесс и Альфред Розенберг. Именно под их влиянием в 1934 году 25-летний Ландиг принимает участие в провалившемся национал-социалистическом путче в Вене, после чего бежит в Германию, где вступает в ряды 8-й кавалерийской дивизии СС "Florian Geyer". После "Аншлюса" 38-го года он уже в чине обершарфюрера возвращается на родину и до середины Второй мировой войны исполняет в Вене обязанности специального посланника Гиммлера по вопросам обеспечения безопасности Рейха. Приблизительно году в 43-м он появляется в Белграде, где активно занимается организацией карательных акций против югославских партизан. Год спустя, в преддверии занятия Белграда советскими войсками, Ландиг получает пулевое ранение и возвращается в Берлин на лечение. С этого момента его участие в финальных событиях войны сводится к нулю.

В момент, когда личное дело Вильгельма Ландига попало к автору этих строк, он являлся, вне всякого сомнения, наиболее ярким представителем эзотерического течения в ушедшем в глубочайшее подполье национал-социалистическом движении. В его активе в тот период членство сразу в нескольких организациях и движениях неонацистского толка, таких как "Osterreichischen Sozialbewegung" ("Австрийское социальное движение"), "Demokratisch-nationalen Arbeitpartei" (DNAP - "Демократическо-национальная рабочая партия") и "Verbandder Unabhaengigen" (VdU - "Союз независимых", на основе которого впоследствии будет создана партия знаменитого Йорга Хайдера).

Детальный анализ деятельности Ландига позволил установить, что именно этот человек являлся в 60-е годы ключевой фигурой, готовившей на германоязычном пространстве интеллектуальную базу для ренессанса идей национал-социализма. И именно с этой целью в 61-м году им было основано в Вене издательство "Volkstum-Verlag Landig", менеджером которого вплоть до 1995 года являлся известный австрийский националист и антисемит Коварик - страстный поклонник Гитлера и член руководства националистического пангерманистского объединения "Verein fuer das Deutschtum im Ausland" (VDA). Принадлежащее Ландигу издательство опубликовало целый ряд его собственных работ, посвященных обществу "Туле", а также труды его друга и соратника Германа Вирта и бывшего унтерштурмфюрера СС Лотара Грайля. Книги эти пользовались огромной популярностью в колонии "Дигнидад", о чем сам Ландиг с гордостью рассказывал осуществлявшим с ним контакт "источникам" спецслужб. Впоследствии на их основе по заказу Ландига были отсняты кино- и видеоматериалы, широким тиражом расходившиеся в неонацистских кругах Австрии и Германии, а также в германоязычных общинах других стран.

Таким образом, почва для возрождения идей национал-социализма в умах представителей первого послевоенного поколения была тщательнейшим образом подготовлена Виртом, Ландигом и их соратниками. Семена в нее были брошены ими же, и оставалось лишь ждать первых политических всходов. Таковые появились уже в 1964 году, когда на политическую сцену Германии поднялась "Национал-демократическая партия Германии" (NPD) под руководством Фрица Тилена и Адольфа фон Таддена. Парад теней

Исторической справедливости ради следует сделать небольшое отступление в повествовании дабы отметить, что тандем Тилен-Тадден и их люди были вовсе не первыми, кто попытался вернуть национал-социализм к политической жизни. Сегодня в это трудно поверить, однако еще задолго до них, во второй половине 40-х годов, - то есть всего через несколько лет после краха Третьего рейха, - этойже целью задались "Deutsche Reichspartei" ("Германская рейхспартия", создана в 1947 году) и пришедшая ей на смену два года спустя "Sozialistische Reichspartei" ("Социалистическая рейхспартия"). То были правые экстремисты старой, еще геббельсовской закалки, действовали они в западной части Германии вполне легально и в 1949 году даже провели пятерых своих представителей в Бундестаг первого созыва.

Ключевой фигурой в политической активности правых ультра того периода являлся знаменитый генерал-майор Отто Ремер.

Из архивов спецслужб: Отто Эрнст Ремер (Otto Ernst Remer) (1912-1997)

Личность поистине легендарная в нацистских и неонацистских кругах, эталон личного мужества и преданности солдатскому долгу. В момент знаменитой попытки антигитлеровского военного переворота в июле 1944 года командовал в чине майора берлинским батальоном гвардейцев "Grossdeutschland" ("Великая Германия"). Получив от лидеров заговора приказ арестовать Геббельса, отказался его выполнять, лично организовал оборону правительственных учреждений от отрядов путчистов и принял самое активное участие в их нейтрализации. В благодарность за это в начале 1945 года произведен фюрером в чин генерал-майора, в котором и закончил войну. В 47-м явился одним из основателей "Германской рейхспартии", стал ее вторым председателем и оставался на этом посту до запрещения партии властями в 1952 году. Тогда же был приговорен к трехмесячному тюремному заключению и бежал в Египет, где располагал обширными связями в среде бывших нацистов и лидеров движения молодых офицеров. В Каире некоторое время являлся неофициальным советником Гамаля Абдель Насера по вопросам обеспечения национальной безопасности и параллельно, при помощи нацистского преступника Алоиза Бруннера, занимался организацией поставок вооружений в Сирию. По возвращении на родину он вновь в гуще событий - один из отцов-основателей "Немецкого народного союза" (DVU), ведущий активист общества "Freudenskreises Ulrichvon Hutten", основатель "Германского движения освобождения" (DDF), которое возглавлял в 1983-89 годах. Издатель печатного органа "Remer-Depesche" и постоянный участник различных неонацистских и реваншистских форумов в Германии и Австрии. Поддерживал тесные контакты с лидером неонацистского "Антисионистского легиона" Михаэлем Кюненом, а также с неонацистскими и ультра-правыми организациями и движениями по всему миру. Неоднократно приговаривался судебными властями Германии к различным наказаниям за пропаганду национал-социализма и расовой теории. В 1994 году, вследствие очередного судебного преследования, бежал вместе с супругой Витте Аннелизе в Испанию, в Коста дель Соль, где и скончался три года спустя.

Как уже было сказано, подавляющее большинство членов ремеровской партии являлись старыми нацистами. Эти люди, пострадавшие в социальном плане от поражения нацизма и патологически неспособные приспособиться к новой послевоенной действительности, видели в "Deutsche Reichspartei" милый их сердцу осколок былого режима. Особенной популярностью пользовалась партия в Нижней Саксонии и Бремене. Под ее эгидой оставшиеся в живых бывшие "властители Европы" публиковали многочисленные слезливые мемуары о политических и военных достижениях Третьего рейха.

И все же, несмотря на то, что на пике своей активности "Германская рейхспартия" насчитывала около 80 тысяч активных членов, молодежь ее практически игнорировала: материалы спецслужб того времени содержат фамилии лишь около 3-х тысяч молодых сторонников Ремера. Такого количества было явно недостаточно для выживания партии в масштабах Германии и, потому, еще до официального ее запрещения властями в 1952 году в ней наблюдались процессы самораспада. Оказалось, что одними лишь сентиментами по поводу утерянного величия политического влияния не вернешь. Необходима была кропотливая работа по воспитанию нового поколения лидеров, чем и занялись не бросившиеся моментально в политику более дальновидные Вирт и Ландиг. Именно благодаря их стараниям стало возможным появление в первой половине 60-х годов новой "Национал-демократической партии Германии", о которой и пойдет далее наш рассказ.

"Как только где-нибудь вместо слова "здравствуйте" произнесут "хайль!" в чей-то персональный адрес - знайте, там нас ждут, оттуда мы начнем свое великое возрождение!" Юлиан Семенов, "Семнадцать мгновений весны"

Тадден и Шонхубер
Парадокс семьи фон Тадден

8 сентября 1944 года так называемый "Народный трибунал" под председательством знаменитого судьи Роланда Фрайслера (этого "немецкого Вышинского", как шутя величал его фюрер) обвинил в государственной измене и приговорил к смертной казни женщину по имени Элизабет фон Тадден. В ту же ночь приговор был приведен в исполнение: со своими врагами нацисты не церемонились никогда, а в конце войны - особенно. Ровно два десятилетия спустя, 28 ноября 1964 года, сводный брат казненной, Адольф фон Тадден, создал с товарищами неонацистскую "Национал-демократическую партию Германии" ("Nationaldemokratische Partei Deutschlands" - NPD) и стал заместителем ее лидера. Очевидно, то был его своеобразный ответ на предсмертные слова Элизабет: "Боже, положи конец нашим страданиям!".

Из архивов спецслужб: Адольф фон Тадден (Adolf von Thadden) (1921-97)

Известен также под кличкой "Bubi" - "Детка". Отпрыск старинного дворянского рода фон Тадден из Померании. Родился 7-го июля 1921 года в городе Триглаф. По окончании учебы в гимназии города Грайфенберг поступил на службу в армию, участвовал во Второй мировой войне, на полях сражений которой получил несколько ранений. Демобилизовался в чине оберлейтенанта Вермахта. В 1948-60 годах являлся членом городского совета Геттингена от "Германской рейхспартии" ("Deutsche Reichspartei") и затем от "Германской правой партии" ("Deutsche Rechtspartei"). В 49-м стал самым молодым на тот момент депутатом Бундестага первого созыва. Покинув парламент в 1953 году, остался в большой политике: в 61-м занял пост председателя "Германской правой партии", в 64-м стал вторым человеком в созданной при его же активном участии "Национал-демократической партии Германии", а три года спустя был избран ее руководителем. Ушел с этого поста в 1971 году, разойдясь во взглядах с соратниками. В германских политических кругах приобрел сохранившуюся за ним до последнего его дня репутацию консерватора-националиста и реваншиста. Причиной тому - его требования переоценить роль Германии во Второй мировой войне и стойкое отрицание вины немецкого народа за содеянные преступления. Издал ряд печатных работ, среди которых наибольшую известность приобрела книга под названием "Stalins Falle: er wollte den Krieg" ("Западня Сталина: он хотел войны"), в которой изложил теорию о подготовке Советским Союзом нападения на фашистскую Германию.

Итак, 28 ноября 1964 года собравшиеся в Ганновере соратники фон Таддена провозгласили о создании новой "Национал-демократической партии Германии" (NPD). Во главе ее встал бывший активист так называемой "Германской партии" ("Deutsche Partei") Фриц Тилен, тогда как сам фон Тадден занял место одного из трех его помощников (вместе с Вильгельмом Гутманном и Хайнрихом Фассбиндером). В руководящий состав NPD вошли также знаменитый историк-ревизионист Удо Валенди, отставной генерал Вермахта Артур Вильгельм Шмидт и один из пионеров германского ракетостроения доктор Германн Оберт.

Новая партия моментально получила поддержку ультраправых кругов не только в самой Германии, но и за ее пределами. Приблизительно в декабре 64-го автору этих строк по роду службы довелось ознакомиться с содержанием поздравительного послания, направленного одному из лидеров NPD Вольфгангу Френцу знаменитым лидером британских фашистов сэром Освальдом Мосли. Не скрывая своего ребячьего восторга, этот престарелый фанат фюрера подчеркивал "великую важность" для Европы создания германской националистической партии. Кстати, с фон Тадденом Мосли поддерживал весьма тесные отношения вплоть до своей смерти в декабре 1980 года.

Не менее пылкую поддержку "Национал-демократической партии Германии" оказали и германофильские круги в руководстве Южно-Африканской республики. Активным сторонником развития отношений между националистическими движениями обеих стран выступил известный своими ультраправыми взглядами бывший министр внутренних дел и министр обороны ЮАР Освальд Пиров, кстати имевший германские корни. Этот человек, сыгравший одну из ключевых ролей в установлении режима апартеида, находился в дружеских отношениях с Мосли и в 33-м году приветствовал приход к власти в Германии нацистов.

Информация о контактах Пирова и его соратников с NPD и прочими германскими организациями националистического толка была по каналам спецслужб доведена до сведения правящего кабинета в Бонне. Результатом стал вояж в Южную Африку в марте 1965 года представителя МИД ФРГ Хуберта цу Ловенштайна. Во время встречи с членами южноафриканского правительства, он выразил им протест по поводу радушного приема, оказываемого местными властями посещающим ЮАР представителям немецких ультраправых организаций и движений. В качестве основного спонсора подобных вояжей цу Ловенштайн назвал еженедельное издание неонацистского толка "Deutsche Wochezeitung". Главным же местом встреч германских ультра с их южноафриканскими соратниками, по его словам, являлся "Германский клуб" в Дурбане.

Кстати, о "Германском клубе". Автору довелось побывать там в 1963 году - как раз тогда, когда в его стенах выступал с пропагандой своих идей все тот же Адольф фон Тадден. Тогда же удалось выяснить, что приезд его в ЮАР спонсировался упомянутым выше неонацистским изданием "Deutsche Wochezeitung".

По данным спецслужб, впоследствии, уже став лидером NPD, фон Тадден нередко наведывался в Преторию, где встречался с единомышленниками и видными деятелями правящей Националистической партии. Официально декларировавшейся причиной этих вояжей являлись встречи с матерью, которая проживала в Южной Африке. Однако, на деле, сыновние чувства играли второстепенную роль, тогда как на первом месте всегда оставалась политика. Так, известно, что в марте 1967, то есть в год своего прихода к руководству NPD, фон Тадден основал в Йоханнесбурге немецкую организацию под названием "Deutscher Arbeitskreis Volkstreuer Verbande in Sud Afrika". Ее основной целью провозглашалось "прекращение террора спонсируемых союзниками партий Германии", а лидером был избран местный активист NPD, торговец автомобилями Оскар Шеффер.

Между тем в самой Германии "Национал-демократическая партия" стремительно набирала электоральный вес. В отличие от своих предшественниц, "Германской рейхспартии" и "Социалистической рейхспартии", NPD располагала значительной поддержкой рабочей молодежи, причем не только на традиционно более склонном к экстремизму севере страны, но и в благополучных южных землях - например, в Баден-Вюрттемберге.

В 1967 году, в преддверии грядущих региональных выборов, Адольф фон Тадден сменил Фрица Тилена на посту председателя NPD и уже в следующем году добился впечатляющих результатов: по итогам выборов представители партии вошли в семь из десяти земельных правительств. Если к тому же учесть тот факт, что сам канцлер Курт-Георг Кизингер, занявший этот пост в декабре 66-го, являлся бывшим членом НСДАП, то нетрудно представить состояние эйфории, в котором пребывал тогда германский националистический лагерь. Казалось, еще немного и мечты о ренессансе национал-социализма станут реальностью.

Однако судьба оказалась жестокой к фон Таддену и его соратникам: на выборах в Бундестаг 1969 года, несмотря на весьма радужные прогнозы, "Национал-демократическая партия" не сумела преодолеть пятипроцентный электоральный барьер и, в результате, оказалась за бортом национальной политики. То было фиаско, от которого NPD уже не сможет отправиться в дальнейшем и которое приведет, в конечном итоге, к медленному угасанию партии.

Причин столь тяжелого поражения было множество, спор о них и по сей день ведут ветераны NPD. Однако важно другое - то, что произошло после выборов. Как водится в подобных случаях, сразу по их завершении партийные ряды национал-демократов охватила междосубная борьба различных фракций, причем представители более молодого поколения все более активно высказывались за переход к деятельности, направленной на подрыв существующего в ФРГ строя. Как следствие, в начале 70-х от партии откололся целый ряд экстремистских фракций, вроде группы Михаэля Кюнена.

Не желая принимать участия в развале собственного детища, в 1971 году Адольф фон Тадден покинул пост председателя NPD, уступив его Мартину Муссгнунгу - человеку весьма средних способностей, доведшему партию до плачевного состояния. Наглядной иллюстрацией деградации NPD могут служить следующие статистические данные: в период с начала 70-х по начало 80-х годов число делегатов партии в органах местной власти сократилось с пяти сотен до… двенадцати.

Неонацисты атакуют

Рассуждая о периоде западноевропейской истории с конца 60-х по начало 80-х годов 20-го века, подавляющее большинство специалистов обязательно вспоминает о волне захлестнувшего континент левого радикализма. В этой связи неизменно упомнаются имена целой плеяды всемирно известных борцов с "одномерным обществом потребления", среди которых особенно выделяются такие гении красного террора немецкого происхождения, как Баадер, Майнхоф, Малер, Энслин, Клар, Шульц, Хайслер и Вайнрайх.

Что же до террора коричневого, то ему представителями исторической науки традиционно уделялось, да и по сей день уделяется гораздо меньше внимания. Оно и не удивительно: театральные эффекты, которыми обставляли свою деятельность члены группы "Баадер-Майнхоф" и прочие их коллеги привлекали повышенное внимание прессы. К тому же их действия неизменно рассматривались как интегральная часть противостояния коммунистической и капиталистической систем, им приписывались связи с КГБ и "Штази", а потому каждый их шаг вызывал гораздо больший ажиотаж в среде обывателей, нежели действия неонацистов. Соответственно и спецслужбы концентрировали свое внимание в основном на левых ультра, поскольку именно за это направление деятельности приходилось отвечать перед политиками и общественностью.

Таким образом, игнорируемая и замалчиваемая на протяжении почти двух десятков лет деятельность неонацистских террористических организаций и группировок практически исчезла из анналов западноевропейской истории. Это, однако, не означает, что ее не было вовсе (хотя, конечно, она и не была столь успешна, как деятельность левых радикалов).

Первые попытки создания правыми ультра собственных боевых формирований были отмечены даже раньше, чем в лево-радикальной среде. Так, к примеру, еще в 1960 году, то есть за целых восемь лет до начала деятельности знаменитой "Фракции красная армия", было известно о существовании таких неонацистских террористических организаций как "Bund Vaterlandischer Jugend" ("Союз молодежи Отчизны" - BVJ), "Bund Heimattreuer Jugend" ("Союз преданной Родине молодежи" - BHJ) и целого ряда популярных тогда "оборонно-спортивных групп" - так называемых "Wehrsportgruppe" (WGS). Позднее, уже в середине 60-х годов, были созданы и штурмовые отряды ("Schlagetrupps") "Национал-демократической партии Германии". Именно на их основе формировались в начале 70-х годов правоэкстремистские террористические группировки, вроде "Wehrsportgruppe Hengst", деятельность которых явилась ответом на неспособность NPD добиться политического влияния законным путем.

В первой половине 70-х годов ключевыми фигурами в террористической деятельности правых ультра являлись такие поистине одиозные личности, как Хайнц Лембке (Heinz Lembke) и Карл Вайнманн (Karl Peter Weinmann). Первоначально Лембке был известен в среде неонацистов тем, что в 1959 году, в возрасте 22-х лет, ему удалось бежать из Восточной Германии на Запад, что, впрочем, в те времена, - еще до возведения Берлинской стены, - было делом сравнительно простым. Впоследствии он, уже работая простым лесничим в окрестностях северогерманского города Люнебурга, совершил стремительный взлет на вершину пирамиды влияния в ультраправых кругах. Являлся лидером уже упоминавшегося "Союза молодежи Отчизны", состоял в рядах штурмового отряда "Национал-демократической партии" и, наконец, в 1980 году выступил в качестве одного из главных организаторов знаменитого теракта на традиционном фестивале пива "Октоберфест" в Мюнхене (рассказ о нем - чуть ниже).

Что же до Карла Вайнманна, то он, покинув в начале 70-х ряды формально относившейся к NPD спортивной группировки "Wehrsportgruppe Hengst", организовал вместе с соратниками новую независимую группировку "Aktion Neue Rechte" ("Новое правое действие"), в которой с его легкой руки начали свою деятельность ставшие впоследствии известными молодые неонацисты Михаэль Кюнен (Michael Kuhnen) и Фридхельм Буссе (Friedhelm Busse). С последним Вайнманна связывали особенно теплые отношения и потому именно эта пара организовала в конце 70-х годов так называемую "Рабочую партию" ("Partei der Arbeit" - PdA), вскоре переименованную в "Народно-социалистическое движение Германии" ("Volkssozialistische Bewegung Deutschland" - VSBD) и запрещенную за террористическую активность в 1982 году. Впоследствии Карл Вайнманн выступал в качестве одного из создателей и активистов таких организаций и движений, как "Wiking Jugend", "Nationalistischen Front" (NF), "Freiheitlische Deutsche Arbeiterpartei" (FDA) и, наконец, знаменитой спортивной группировки "Wehrsportgruppe Hoffmann". Вайнманн питал слабость к пиротехнике и даже слыл большим мастером взрывного дела. В начале 80-х в неонацистских террористических кругах высоко ценилась написаная им брошюра о методах изготовления и использования различных видов взрывчатки.

Впрочем, в конце 70-х годов и Лембке, и Вайнманн уже играли второстепенные роли в неонацистской террористической среде, а их место заняли представители нового поколения правых ультра, жаждущие решительных действий. Одним из таких людей был неоднократно упоминавшийся выше Михаэль Кюнен.

Из архивов спецслужб: Кюнен Михаэль (Kuhnen Michael) (1955-1991)

Даже сегодня скончавшийся в 91-м году Кюнен по праву считается одной из самых ярких фигур правоэкстремистского спектра Германии. Его политическая активность в рядах правых ультра началась крайне рано - в возрасте всего 15 лет. Затем была служба в Бундесвере, из рядов котрого он был отчислен в 77-м году за создание солдатского объединения правоэкстремистского толка "Freizeitsferein Hansa". Сразу после этого под его чутким руководством был создан так называемый "Фронт действия национальных активистов" ("Aktionsfront Nationaler Aktivisten" - ANS). В 1978 году за использование запрещенной конституцией ФРГ нацистской символоки Кюнен отправился в тюрьму на полгода, а год спустя, уже выйдя на волю, был приговорен судом к четырехгодичному заключению - на этот раз по причине разжигания межнациональной розни и распространения неонацистских пропагандистских материалов. Уже отбывая в заключении, он написал и издал книгу "Die zweite Revolution" ("Вторая революция"). После досрочного освобождения в 1982 году вернулся к руководству ANS, однако уже два года спустя был вынужден пуститься в скитания по Европе, скрываясь от германских властей сначала в Швейцарии, затем в Италии и, наконец, во Франции, где и был задержан местной полицией. Затем последовала экстрадиция на родину, и Кюнен вновь оказался за решеткой. В общей же сложности, за свою 18-летнюю политическую карьеру он провел в тюрьме семь с половиной лет. В 1986 году были преданы огласке его гомосексуальные наклонности, в результате чего от него отвернулись ближайшие сподвижники, даже его лучший друг Юрген Мозлер. Однако Кюнен не сломался. Уже год спустя им была издана нашумевшая книга "Политический лексикон Нового фронта" ("Das politische Lexikon der Neuen Front"), а в 90-м появился на свет документ, озаглавленный им коротко "Arbeitsplan Ost", то есть "Рабочий план Восток", содержавший программу создания неонацистских структур на территории бывшей ГДР. Приблизительно в тот же период Кюнен сформировал в Мюнехене боевую группировку под названием "Антисионистский легион" ("Antisionistische Legion") или "Антисионистская акция" ("Antisionistische Aktion"), которая в 1991 году, во время войны в Персидском заливе, направила в Ирак отряд своих добровольцев "для борьбы с империализмом и международным сионизмом". Таким образом, Кюнен был чрезвычайно активным политиком, всегда широко рекламировал свои действия в прессе и поддерживал обширнейшие связи с коллегами по правоэкстремистскому лагерю - как в самой Германии, так и за ее пределами. Незадолго до своей внезапной кончины в 91-м году он создал на основе ANS новую организацию под названием "Сообщество единомышленников Нового фронта" ("Gesinnungsgemeinschaft der Neuen Front" - GdNF). Действует она и в настоящий момент, правда, лишившись своего фюрера, значительно потеряла в популярности. Ее основными лидерами являются Томас Брель (Thomas Brehl) и Штеффен Хупка (Steffen Hupka).

Однако вернемся в конец 70-х годов, когда неонацистская террористическая среда переживала процесс смены поколений. Именно в этот период, наряду с кюненовскими группировками появляются на свет такие известные террористические формирования неонацистского толка, как уже упоминавшаяся в связи с Карлом Вайнманном "Wehrsportgruppe Hoffman" и "Deutschen Aktionsgruppen" ("Германские группы действия"). Последней руководил знаменитый "коричневый" террорист, адвокат по профессии, Манфред Редер (Manfred Roeder).

Родившийся в 1928 году, Редер хотя и не относился к молодому поколению ультра, тем не менее остро ощущал назревшую потребность в решительных действиях ради выведения неонацистской среды из состояния стабильного гомеостаза. "Революция истинна только тогда, - записал он в своем дневнике 22-го августа 1980 года, - когда течет кровь". Именно в этот день посланные им молодые террористы Сибилле Фордербрюгге (Sibylle Forderbreugge) и Раймунд Хернле (Raymund Hoernle) устроили пожар в гамбургском общежитии для иностранных рабочих, в огне которого заживо сгорели два гастарбайтера вьетнамского происхождения. До этого трагического инцидента в активе "Германских групп действия" уже числились такие громкие террористические акции, как взрыв на антифашистской выставке в Эссингене (21 февраля 1980 года), а также взрывы в лагерях для эмигрантов в Цирсдорфе (30 июля 1980 года) и в Леррахе (17 августа 1980 года).

Таким образом, к моменту совершения теракта в Гамбурге Редер и компания уже находились в общегосударственном розыске и были вынуждены уйти в подполье. Однако опыта подпольной работы у них было несравненно меньше, нежели у их конкурентов и противников из "Фракции красной армии", а потому уже в начале сентября 1980 года, всего через десять дней после пожара в общежитии, Редер и его любовница Фордербрюгге были схвачены германской полицией. Кстати, примечательный факт: будучи приговорен в 1982 году к 13 годам тюремного заключения, главарь "Германских групп действия" был досрочно освобожден уже через 8 лет… за "примерное поведение".

Забегая вперед, скажу, что оказавшись на свободе в 1990 году, Редер моментально вернулся к активной политической деятельности на ниве неонацизма. Объединив усилия с другим своим известным коллегой, Петером Науманном (Peter Naumann), он проводит многочисленные шумные акции по защите "чести и достоинства" ветеранов Вермахта и СС, а также является главным координатором усилий по вынесению на общенациональное обсуждение вопроса о возврате Германии Калининградской области.

Впрочем, участие Манфреда Редера в террористической активности "Германских групп действия" не прекращалась и после его заключения под стражу в 1980 году. Имеющаяся в распоряжении автора этих строк информация позволяет с уверенностью утверждать, что взрыв прогремевший всего через две недели после его ареста, 26 сентября 1980 года, на традиционном мюнхенском фестивале пива "Октоберфест", был спланирован лично им. Причем, приказ о совершении этого теракта Редер отдавал уже из камеры предварительного заключения. Жертвами того кровавого преступления стали 13 гостей фестиваля и еще 215 человек получили ранения различной степени тяжести. Согласно имеющейся информации, еще до своего ареста Редер вместе с сообщниками побывал в Люнебурге, где передал взрывчатку для совершения будущих терактов "простому лесничему" Хайнцу Лембке - лидеру "Союза молодежи Отчизны".

Таким образом, попытка немецких властей представить мюнхенскую трагедию 80-го года делом рук сумасшедшего террориста-самоубийцы Гундольфа Келера (Gundolf Kohler) не выдерживает никакой критики. Впрочем и доказать причастность к ней Редера в суде не представляется никакой возможности, поскольку после Келера на тот свет отправился и Лембке. В октябре 1981 года, то есть еще в ходе судебного разбирательства по делу Редера, он был внезапно схвачен по доносу о хранении целого арсенала оружия, боеприпасов и взрывчатки. А через несколько дней его обнаружили повесившимся в камере предварительного заключения на неизвестно как туда попавшем электропроводе…

Совершенные "Германскими группами действия" на рубеже 70-80-х годов теракты послужили катализатором террористической активности правых ультра на германоязычном пространстве в последующий период . Так, уже в декабре 1980 года террористом "Оборонно-спортивной группы Хоффмана" Уве Берендтом (Uwe Behrendt) были зверски убиты книгоиздатель еврейского происхождения Шломо Левин и его подруга Фрида Пешке. А в 1983 году по Германии прокатилась волна взрывов автомобилей, принадлежавших американским военным. Их организатор, член "Народно-социалистического движения" Вайнманна Одфрид Хепп (Odfried Hepp), был причастен также к целой серии дерзких ограблений германских банков и планировал, совместно с Петером Науманном (Peter Naumann) и Вальтером Кекселем (Walter Kexel) вооруженное освобождение из тюремного заключения фашистского главаря Рудольфа Гесса. В том же 83-м году Хепп бежал в Восточную Германию. Там он был допрошен следователями министерства Госбезобасности (MfS) и вылетел в Сирию, после чего оказался в Париже, где и был схвачен местными властями. Как и Кюнен, Хепп подвергся экстрадиции на родину, где за свои "подвиги" в 1987 году отправился в тюрьму на 15 лет, потащив за собой и своего "коллегу" Петера Науманна.

Между тем, несмотря на заметную активизацию и повышение качественного уровня террористической деятельности отечественных неонацистов в 80-е годы, западногерманские органы госбезопасности отказывались видеть в ней непосредственную угрозу с таким трудом созданным демократическим основам Федеративной Республики. Вместо того, чтобы трезво оценить размеры явления, его корни и тенденции развития, официальный Бонн предпочел, по традиции, свалить вину на уже разваливающийся коммунистический блок. В этой связи автору вспоминается выступление Франца Йозефа Штрауса, тогда баварского министр-президента, сразу после мюнхенского теракта 80-го года. В своей речи Штраус обвинил КГБ и "Штази" в инфильтрации ультраправых кругов и использовании их для дискредитации западногерманской демократии.

Впрочем, и после объединения Германии и исчезновения Советского Союза, германские власти не сумели реально оценить ситуацию в правоэкстремистском лагере и определить методы борьбы с ним. Подобная "куриная слепота" обернулась настоящим всплеском популярности правых ультра и резким увеличением их активности, в том числе и террористической, в последнем десятилетии 20-го века.

Ветеран СС у могил боевых товарищей

"Ложь в один прекрасный день рухнет, и над ней снова восторжествует правда. Это будет час, когда мы будем стоять над всеми чистыми и незапятнанными, такими, какими всегда были наша вера и наши стремления".
Из предсмертного письма Йозефа Геббельса его сыну Харальду Квандту

На протяжении вот уже почти пяти десятилетий, 1-го ноября каждого года, на городском кладбище австрийского города Зальцбурга собираются ветераны вооруженных формирований НСДАП, известных всему миру как "Ваффен-СС". Они приходят сюда, чтобы почтить память своих павших за идеи национал-социализма соратников. В заранее назначенный час эти люди подтягиваются к воротам кладбища, обмениваются рукопожатиями и, дожидаясь подхода остальных товарищей, общаются друг с другом вполголоса, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания прочих посетителей. Наконец собравшись, они стройной колонной маршируют по кладбищенским дорожкам - точь в точь как когда-то маршировали по улицам европейских столиц. В этот момент согбенные спины этих уже дряхлых стариков распрямляются, к нетвердым ногам возвращается былая четкость шага, а в глазах появляется особый молодой блеск. Несмотря на то, что с каждым годом ряды их редеют, шагая меж могил зальцбургского кладбища, все они верят в то, что доживут до лучших времен, когда национал-социализм и их фюрер будут официально реабилитированы.

Интеллектуалы из Ваффен-СС

Следует отметить, что большинство бывших эсесовцев одной верой в светлое будущее не ограничивается. Наоборот: будучи уверены в правоте национал социалистических идеалов и обуреваемы реваншистскими настроениями, эти люди посвятили себя делу воспитания нового поколения арийской молодежи - будущих лидеров будущего Четвертого рейха.

Деятельность по переосмыслению интеллектуального наследия национал социализма началась буквально сразу же по окончании Второй мировой войны. У истоков создания идеологии новых наци стояли такие уже упоминавшиеся ранее "столпы" правого экстремизма, как немец Герман Вирт и австриец Вильгельм Ландиг. Другой видный их "коллега" - отставной генерал-оберст Ваффен-СС Пауль Хауссер.

Из архивов спецслужб: Пауль Хауссер (Paul Hausser) (1880 - 1972)

Родился 7 октября 1880 года, в Бранденбурге, в семье прусского офицера. В 1899 году закончил армейское училище Берлин-Лихтерфельде - немецкий аналог знаменитого Вест-Пойнта. В 1907 году, после восьми лет строевой службы, поступил в Военную академию германского Генштаба, которую с успехом закончил в 1912 году. С началом Первой мировой войны был отправлен на Западный фронт, воевал во Франции, Венгрии и Румынии. За мужество, проявленное в боях, был награжден Железным крестом обоих классов. По окончании войны занимал ряд командных постов в пехотных частях Рейхсвера. 31 января 1932 года вышел в отставку в звании генерал-лейтенанта и тогда же вступил в ряды НСДАП и организации "Стальной шлем" ("Stahlhelm"), став вскоре сштандартенфюрером СА. В ноябре 34-го, по просьбе Гиммлера, перешел в ряды СС, занявшись созданием боевых частей этой организации - прототипа "Ваффен-СС". На этом поприще преуспел, создав систему военных училищ, впоследствии скопированную практически всеми военными учебными заведениями Германии и Европы. К началу Второй мировой войны являлся главным инспектором войск СС, создателем полков "Дойчланд" и "Фюрер", а также знаменитой дивизии СС особого назначения "Дас Райх". Уже в чине группенфюрера отличился при завоевании Голландии, Бельгии и Франции, а также во время захвата Югославии. С июня 1941 года во главе дивизии "Дас Райх" принимал самое активное участие в боевых действиях на Восточном фронте, был ранен в танковом бою и потерял правый глаз. Зимой 43-го, уже в чине обергруппенфюрера, отличился в боях за Харьков, при этом пошел на открытое неповиновение Гитлеру ради спасения дислоцировавшейся в городе пехотной дивизии "Великая Германия". После поражения Вермахта под Курском был отправлен в Италию, затем во Францию, вернулся на Восточный фронт и, наконец, в июне 1944 был повышен в звании до генерал-оберста Ваффен-СС и переброшен в Нормандию. В конце войны выступил открыто против губительных приказов Гитлера на Западном фронте, за что был смещен со своего поста и оставшиеся до крушения Третьего рейха месяцы провел в полном бездействии при штабе фельдмаршала Альберта Кессельринга. Скончался 21-го декабря 1972 года в Людвигсбурге.

В неонацистских кругах имя Хауссера овеяно славой поистине легендарной. Именно ему приписывают честь создания боевой мощи Ваффен-СС, действия его в качестве командира танкового корпуса во время сражения за Харьков в феврале 43-го считаются в оперативно-тактическом плане образцовыми и стоящими выше всяческой критики. Именно поэтому его присоединение к интеллектуальным кругам неонацистского движения стало событием действительно знаменательным и оказало огромное влияние на распространение реваншистских идей на всем германоязычном пространстве.

Вскоре после окончания Второй мировой войны Пауль Хауссер становится активистом так называемого "Общества взаимопомощи ветеранов Ваффен-СС" ("Hilfsorganisation auf Gegenseitigkeit der Waffen-SS" - HIAG), атакже "Союза ветеранов Ваффен-СС" ("Bundesverband der Soldaten der ehemaligen Waffen-SS") . В этом качестве он принимает участие в планировании и осуществлении неонацистской пропагандистской кампании, становится автором в издаваемом HIAG журнале "Зов викинга" ("Wiking Ruf"), впоследствии переименованном в "Доброволец" ("Der Freiwillige").

Уже в 1953 году Хауссер написал и с успехом издал свой первый труд под названием "Войска СС в действии" ("Waffen SS in Einsatz"). Книга эта моментально стала бестселлером и в кругах старых нацистов, и у подрастающего поколения новых наци. В 1966 году, за шесть лет до своей смерти, Хауссер переиздал ее значительно расширенный вариант под новым названием "Солдаты, также как все" ("Soldaten wie andere auch"). Основная ее идея, как следует из самого названия, сводилась к реабилитации ветеранов Ваффен-СС. Именно в духе этого труда уже в 1999 году бывший подчиненный Хауссера, а ныне один из главных идеологов неонацизма Херберт Швайгер напишет свою ставшую знаменитой фразу: "Нам, солдатам германского Вермахта, нечего стыдиться!".

Кстати, здесь следует отметить, что послевоенная судьба Хауссера вовсе не является чем-то из ряда вон выходящим. Наоборот, большинство бывших нацистов среднего звена, оказавшись на западе Германии и в Австрии, практически не пострадали от преследования оккупационных властей. А уж власти молодой Федеративной республики и вовсе относились к ним более чем благосклонно. В этой связи стоит вспомнить следующий практически неизвестный факт: по окончании войны, несмотря на разгром германского Рейха, вся судебная власть на территории Германии осталась в руках бывших нацистов! Дело в том, что в первой половине 40-х годов практически все немецкие судьи и прокуроры являлись членами НСДАП. Можно сколь угодно долго рассуждать о том, насколько добровольным было их членство в рядах нацистской партии, однако факт остается фактом: и после войны подавляющее их большинство осталось на своих местах, что, разумеется, сказалось на законодательстве Западной Германии и ее судопроизводстве. Именно благодаря их заботе, вкупе с попустительством оккупационных властей, большинство видных нацистов не только осталось на свободе, но и принимало активное участие во всех без исключения сферах жизни страны.

Выше мы уже упоминали канцлера Кизингера и генерал-майора Отто Ремера. Среди прочих экс-нацистов, чья профессиональная и политическая карьера пошли в гору по окончании войны, стоит прежде всего отметить бывшего имперского секретаря Эрхарда Мильха, генералов Вальтера Венка и Хассо фон Мантойфеля, а также знаменитого аса "Люфтваффе" майора Эриха Хартмана. Мильх после войны проживал в Дюссельдорфе, где работал промышленным консультантом авиастроительного отдела компании "Фиат" и сталелитейного синдиката "Тиссен". Венк превратился в преуспевающего бизнесмена и еще в конце 70-х годов весьма активно подвизался в промышленной сфере. Мантойфель работал советником в кельнском банке Оппенхайма, в 1947 году был избран в магистрат города Нойс-ам-Райн, а с 53-го по 57-й даже являлся депутатом Бундестага. И, наконец, Хартман пришелся ко двору во вновь созданных ВВС ФРГ, даже получив под свое командование дислоцировавшийся в Ольденбурге 71-й истребительный полк "Рихтхофен".

Еще раз напомню: это лишь единичные примеры несомненно широкомасштабного явления, в рамках которого сотни тысяч бывших видных нацистов и просто активистов НСДАП влились в государственные, политические и экономические структуры ФРГ и Австрии. При этом многие из них вовсе не желали "перестраиваться", подвергнув критической оценке свое участие в преступлениях гитлеровского режима. Наоборот, как уже было сказано, в 1945 году, практически сразу же после окончания военнных действий, Вирт, Ландиг, Хауссер, Швайгер и прочие апологеты национал-социализма принялись активно перекраивать его наследие в соответствии с требованиями нового времени.

Плюрализм на службе неонацизма

Деятельность старых наци и их более молодых последователей на "интеллектуальном" поприще значительно активизировалась на рубеже 40-х и 50-х годов, когда они окончательно убедились в беззубости новых демократических режимов Центральной Европы (особенно это касается Австрии, где и экстремисты всех мастей, и агенты различных спецслужб чувствовали себя более чем вольготно). Именно к этому периоду относится деятельность в Германии уже упоминавшейся "Социалистической рейхспартии" во главе с Отто Ремером.

В 1950 году, на волне описываемого ренессанса идей национал-социализма, появилась на свет организация под сложным названием "Deutsche Kulturwerk Europaeischen Geistes" (DKEG или в приблизительном переводе на русский - "Германское культурное творение европейского духа"). В силу уже указанной выше причины именно австрийское ее отделение под руководством Лизбет Гролич (Lisbeth Grolitsch) развило бурную пропагандистскую и культуртрегерскую деятельность. На протяжении десятилетий особой популярностью в неонацистской среде пользуются организуемые DKEG так называемые "Недели гостей" ("Gaestewochen"). Активными их участниками в различные периоды являлись такие "авторитеты" правых ультра как фон Тадден, Швайгер, Ремер, Валенди и издатель швейцарского неонацистского журнала "Eidgenoss" Макс Валь (Max Wahl). Уже в 1996 году DKEG неожиданно самораспустилась, чтобы тотчас воскреснуть, подобно птице Феникс, но уже под несколько укороченным названием - "Deutsches Kulturwerk".

Всего через год после создания DEKG в истории европейского интеллектуального неонацизма произошло поистине ключевое событие: в шведском городе Мальме собралась неонацистская элита Европы. Целью этого сборища было создание так называемого "Европейского социального движения" ("Europaeische Soziale Bewegung" - ESB), объединившего большинство правых ультра Старого света.

А в 1953 году бывший штурмбаннфюрер (майор) СС Артур Эрхард (Arthur Erhardt) основал в ФРГ издающееся и поныне неонацистское издание "Nation & Europa. Monatsschrift im Dienst der Europaeischen Neuordnung" ("НацияиЕвропа. Ежемесячник на службе европейского нового порядка"). В своей первой редакторской статье, озаглавленной "Die Idee wird siegen" ("Идея победит"), Эрхард ратовал за создание "великой европейской нации" во главе с Германией. "Нация" эта, по его мнению, должна включать в себя также "европейских товарищей" - французов, фламандцев, балтов, хорватов. Нет ничего удивительного в том, что этот список "братских народов" у Эрхарда совпадает со списком "национальных" дивизий, некогда входивших в ряды Ваффен-СС. Кстати, уже в 90-х годах идеи Эрхарда получили свое развитие в политической доктрине Йорга Хайдера. Последний открыто заявляет о необходимости создания "великой европейской нации", которая должна занимать территорию "от Атлантики до Урала и даже до Владивостока".

Помимо "Нации и Европы" в 50-х годах в рамках интеллектуальной деятельности новых наци были созданы такие печатные органы как уже упоминавшийся "Wiking Ruf" ("Зов викинга") и австрийский "Aula" ("Актовый зал"). О последнем также стоит рассказать несколько подробнее, поскольку он наряду с ежемесячником Эрхарда являет собой яркий пример послевоенной литературы неонацистского толка, претендующей на звание интеллектуального чтива.

Издание "Аula" было основано в австрийском городе Граце в 1951 году под названием "Der freiheitlische Akademiker - Mitteilungsblatt des Akademikerverbandes Osterreichs" (ввольномпереводе - "Издание Союза обладателей высшего образования Австрии"). Уже через год его переименовали в "Die Аula - Monatzeitschrift osterreichischer Akademikverbaende", а в 1991 году оно получило свое нынешнее название - "Aula - das freiheitliche Magazin" ("Аула - свободный журнал"). Издатели и авторы журнала открыто симпатизируют партии Йорга Хайдера, а также так называемым "Новым правым" ("Neuen Rechten") как в Австрии, так и в Германии. Вместе с тем, его страницы предоставлены и правым экстремистам, и представителям умеренных консервативных кругов Австрии и Германии. Большинство статей посвящено описанию "подвигов" Вермахта и СС, геополитическим проблемам Европы, а также южнотирольской проблеме и борьбе за чистоту немецкого языка от так называемых "англицизмов".

Существует весьма скудная информация о связях представителей группирующегося вокруг "Aula" интеллектуального круга с различными религиозными организациями Австрии, Германии, Италии и Франции. Так, в 96-м году стало известно о том, что один ведущих авторов издания Франц-Хавьер Зельтзам (Franz-Xaver Seltsam) внезапно удалился, дав обет молчания, в один из монастырей Южной Франции. Примечательно, что регион этот известен многовековыми мистическими традициями тайных обществ, действовавших здесь в различные периоды истории. Учитывая склонность всех поколений нацистов к религиозной мистике, данное обстоятельство вполне может оказаться не просто курьезом…

В заключение следует отметить, что логическим завершением проводившейся неонацистами на протяжении 50-х годов пропагандистской деятельности в сфере публицистики стало создание в 1960 году, в Нойштадте, так называемого "Общества свободной публицистики" ("Gesellschaft fuer Freie Publizistik" - GFP). Не далее как в 1996 году, то есть почти четыре десятилетиия спустя, отчет германской Службы охраны конституции (BfV) назвал общество едва ли не самым опасным рупором интеллектуальных кругов европейского неонацизма. Согласно определению его создателей, в задачи GFP входит "свободное и критическое" обсуждение в печати "табуированных" тем - таких, например, как Катастрофа европейского еврейства или роль Ваффен-СС во Второй мировой войне, - с целью доведения "правды о них" до широких кругов общественности. В списках почетных членов "Общества свободной публицистики" можно обнаружить имя скандально знаменитого профессора Дэвида Ирвинга, а также имена уже знакомого нам Адольфа фон Таддена, Йордиса фон Лохаузена, Хайнриха Циллиха, Ханса Гримма, Остина Аппа, Харальда Нойбауэра и прочих идеологов современного германского правого экстремизма.

"Уже во всех странах мира последыши нацизма, поклонники национал-социалистских идей сеют новые смертоносные семена. Если люди станут забывать уроки прошлого, если благоприятные условия возникнут вновь и смутные времена в отсутствие сдерживающих факторов дадут им произрасти, новая кровавая волна может обрушиться на человечество".
Жак Деларю, "История гестапо".

Старые идеи "новых правых"

На протяжении всего последнего десятилетия 20-го века интеллектуальные круги неонацистского движения переживали период "перестройки", вызванной насущной необходимостью приспособиться к происходящим на европейском континенте кардинальным переменам. В настоящий момент все очевидней становится размежевание не только германоязычных, но вообще европейских интеллектуалов ультраправого толка на так называемых "старых правых" и "новых правых". В то время как первые в своем фанатичном антикоммунизме и реваншизме традиционно кооптировались с прозападным центром политического спектра своих стран, последние выдвинули антиамериканскую концепцию "Европейской крепости" ("Festung Europa").

Различие между "старыми" и "новыми" существует уже в самом подходе к термину "Европа". Так, германские "старые правые" традиционно используют его исключительно как синоним Великой Германии. "Новые" же мыслят континентальными категориями и говорят о необходимости достижения независимости всего Старого света от чуждого "истинной европейскости" влияния США. Америка обвиняется ими в насильственном насаждении ею идеалов плюрализма и экономического либерализма, рассматриваемого, в свою очередь, как производное от "иудео-христианства". В этой связи некоторые идеологи "новых правых" даже заявляют о имевшей место "колонизации европейского менталитета", начавшейся будто бы еще с христианизации Европы и установления здесь власти иудейского по своему происхождению монотеизма.

Согласно утверждениям таких неонацистских авторов "новой" волны как Ульбрих (S. Ulbrich) и фон Габсбург (O. von Habsburg), занесенная "иудео-христианством" в Европу идея всеобщего равенства нашла свое наивысшее выражение в Просвещении и затем в марксизме. В качестве альтернативы этому "чуждому" влиянию ими предлагается освобождение от власти "неевропейцев", строительство объединенной "белой" Европы (этакой свободной "Nation Europa") с Великой Германией в центре и, наконец, духовная эмансипация - возвращение к прагерманским арийским корням, к религии Крови и Почвы. Напомню, что поисками именно этих "корней" занималась в свое время по заданию Гиммлера и Розенберга уже упоминавшаяся организация "Ahnenerbe".

Впрочем, не все "новые правые" столь категоричны и далеко не все рвутся отказаться от христианских религиозных идеалов и сформировавшихся на их основе столь милых сердцу любого бюргера народных традиций. Большинство готово ограничиться лишь одними нападками на "неевропейские силы" в лице США и их союзницы Великобритании. Превалирующей является позиция, согласно которой Европа была захвачена и колонизирована "неевропейскими" силами именно в 1945 году. И именно с этого момента начинается обратный отсчет времени до "грядущего освобождения" и построения единой Великой Европы.

Карл Хаусхофер

Здесь следует отметить, что идея создания на Европейском континенте "европейской нации", выступающей в роли новой мировой силы, вовсе не нова. Сформировавшись на основе работ Монтескье, Челлена, Ратцеля, Маккиндера и других теоретиков геополитической науки, в 20-е годы она нашла свое выражение в учении о "жизненном пространстве" знаменитого главы германской геополитической школы Карла Хаусхофера (Karl Haushofer). Последний отстаивал право германской нации на территориальную экспансию, которая, по его мнению, должна была привести к созданию на Европейском континенте единого "арийского" государства.

В аналогичном ключе высказывался и создатель теории так называемой "ариософии", главный идеолог германского нацизма Альфред Розенберг. По его убеждению, объединение представителей "нордической расы" в единое целое и завоевание ими "жизненного пространства" - есть акт совершенно естественный, обусловленный повиновением арийцев "зову предков". Вот цитата из знаменитого труда Розенберга "Будущий путь германской внешней политики", опубликованного еще в 1927 году:

"Сегодня в центре и на севере Европы та душа расы, которая жила в Заратустре, пробуждается с мифической силой, начиная лучше осознавать себя. Нордическое чувство, нордическая дисциплина расы - таковы сегодня лозунги перед лицом сирийского Востока, который под личиной иудаизма пробрался в Европу, разлагая ее…".

В границы "арийской" Европы, согласно Розенбергу, входили страны Скандинавии и Балтии, Финляндия, а также та часть Центральной Европы, которая некогда являлась территорией Священной римской империи германской нации (то есть большая часть современной Германии, Австрии и Голландии, а также Чехия, северная Италия и некоторые территории во Франции и в Польше). Именно эта часть европейского континента должна была стать, по мнению идеологов Третьего рейха, ядром новой нацистской Европы.

Здесь уместно также вспомнить о сформулированной в 1939 году профессором юриспруденции Берлинского университета Карлом Шмиттом (Carl Schmitt) концепции, согласно которой нацистская Германия принесла Европе "основанный на национальных правах континентальный порядок, исключающий интервенцию внешних чуждых сил". Ревностным ее адептом являлся уже после Второй мировой войны фюрер английских нацистов Освальд Мосли (в чем автору этих строк довелось убедиться во время одной из личных встреч с ним уже практически перед его кончиной). Начиная с 1948 года, Мосли посвятил себя реорганизации "коричневого интернационала" с целью последующего создания на его основе все того же единого "арийского государства". Кстати, он отмечал широко известную симпатию Хаусхофера к британской нации, якобы даже привитую им Рудольфу Гессу. В интерпретации британского фюрера нацистские захваты в Европе являли собой борьбу за "единую и свободную от чуждого влияния германо-британскую Европу".

Таким образом, несложно заметить, что современные "новые правые" вовсе не оригинальны в своих "интеллектуальных" изысках, но используют извлеченные из пыльных архивов идеи Хаусхофера, Розенберга и Шмитта. Вот, к примеру, одно из весьма характерных высказываний, сделанных как-то главным редактором уже упоминавшегося периодического издания "Нация и Европа" ("Nation & Europe") Карлом Рихтером (Karl Richter):

"Настало время основательной мировозренческой переориентации европейских народов. От чуждых им, насаждаемых международными жандармами, идей - к новому континентальному порядку (Grossraumordnung), отвечающему истинным интересам Европы и позволяющему ей вновь стать суверенной суперсилой".

Свое выражение идеи классиков нацистской геополитической теории нашли и в широко известной ныне концепции "культурного антиамериканизма" Йорга Хайдера. Концепция эта является, по сути, квинтэссенцией уже приводившихся выше антиамериканских настроений "новых правых". Созданной по образу и подобию США маастрихской модели "Европейских соединенных штатов" Хайдер противопоставляет этноплюралистическую государственную структуру в традициях империи Карла Великого.

"Еuropa der Vaterlaender" - "Европа Отчизн"

Обращение Хайдера и прочих идеологов неонацизма к наследию Карла Великого вовсе не случайно. Известно, что этот "объединитель христианских земель", покорив германскую область Саксонию, основал здесь одну из своих резиденций и часто именно отсюда управлял своей гигантской европейской империей. Впоследствии именно вокруг Саксонии сформировалось Тевтонское королевство, правители которого короновались в Риме короной Карла Великого.

Навязчивое стремление к восстановлению империи Карла проходит красной нитью через всю историю германской земли, находя свое наивысшее выражение в идее всемирного суверена или "доминус мунди". Именно этим титулом в свое время приказал величать себя германский император Фридрих Барбаросса. Легенда о его таинственном сокрытии на горе Кифхаузер в Тюрингии и грядущем возвращении ради восстановления Священной Римской империи германской нации была крайне популярна у идеологов Третьего рейха. В ней они усматривали пророчество о возрождении европейской империи Карла и Фридриха с Великой Германией во главе. И не случайно именем первого была названа французская дивизия войск СС, а имя второго украсило знаменитый план войны против Советского Союза.

Совершенно чудесным образом в современной идеологии германских "новых правых" переплелись, взаимооплодотворяясь, имперский реваншизм в духе Карла Великого и современные идеи европейского объединения. Обновленный в духе нового столетия национализм германских неонацистов не ограничивает себя более рамками одного единственного государства. Вместе с тем, как уже было отмечено, он отчаянно противостоит маастрихстской модели европейского объединения, презрительно именуемой "мак-дональдовым раем".Что же предлагается взамен?

В качестве альтернативы "американской модели" европейской интеграции идеологи "новой" волны неонацизма выдвигают идею "единства противоречий" - сосуществования европейских наций и народов на основе их культурного сепаратизма в регионах компактного проживания. В этой связи даже используется весьма поэтичный термин "укоренение в Отчизну".

Согласно представлениям "новых правых", проблемы самовыражения больших наций в рамках "национального государства" не были решены на протяжении всего XX века и обе мировые войны вовсе не способствовали их решению. Причина, как утверждается, заключается в том, что для решения подобных проблем "национальные государства" слишком малы. Пример - ареал расселения этнических немцев значительно превышает границы Германии и, следовательно, германское "национальное государство" не способно в полной мере решить проблемы самовыражения немцев как нации. В то же время, для нормальной самоидентификации и автономного культурного развития отдельных, не имеющих собственной государственной организации, народов (фризы, баски, лапландцы, ливы и т.д.) крупные "национальные государства", с узурпацией в них власти и права определения приоритетов национальной политики довлеющей нацией, слишком велики.

Таким образом, для удовлетворения стремления больших наций к самовыражению и малых народов к самоидентификации, по мнению "новых правых", необходимо объединение европейского континента в единое целое,в "Европу Отчизн", в рамках которой отдельные "народные группы" ("Volksgruppen") - уникальные или "осколки" больших наций, - получат возможность самобытного развития в регионах своего компактного проживания. Так, при упразднении "национальных государств", право на "немецкое самовыражение" получат не только немцы Германии, но также их этнические собратья в Австрии, Франции, Чехии и Польше. В то же время, устранение давления со стороны управляемого главенствующей нацией государственного "центра" благотворно скажется на культурном саморазвитии малых народов Европы. Правда, необходима небольшая оговорка: к числу "малых" народов, имеющих право на самобытное развитие в рамках "новой Европы", неонацистские идеологи не относят евреев и цыган…

И здесь мы вновь возвращаемся к наследию Карла Великого и Фридриха Барбароссы. Было бы странно, если бы "новые правые" не позаботились об "особенной роли" Германии в предлагаемой ими модели "новой Европы". Подобно своим учителям времен Третьего рейха, идеологи германского неонацизма в качестве идеала европейского федералистского объединенияпредлагают Священную Римскую империю германской нации. Причина проста - такое объединение предполагает гегемонию германоязычного блока.

Впрочем, на данном этапе реставрация Священной Римской империи - скорее духовная идея, нежели руководство к немедленному практическому действию. Поборником ее является, в частности, Кристоф Пан (Christoph Pan) - президент так называемого "Федералистского Союза европейских народных групп" ("Foederalistischen Union Europaeischer Volksgruppen" - FUEV). Коренным жителям Европы этот идеолог неонацизма предлагает заняться поисками некоей "европейской души" - "до-демократической" и "до-национал-государственной". Главная цель этих поисков - исполнение божественного наказа совместной защиты "Отчизны Европы" ("Vaterland Europa"). От кого? Об этом - чуть позже.

Возрождение "геополитики"

А пока самое время обратиться вновь к наследию старика Хаусхофера. Ведь именно его идеи используются сегодня идеологами неонацизма для определения будущей роли Европы на международной арене.

Итак, еще в 20-е годы прошлого века мюнхенский творец геополитической теории утверждал, что центральная Европа под управлением Германии должна совместно с Азией и, что крайне важно, с Россией, выступить против импорта в нее идей "атлантизма" Соединенных Штатов. Хаусхофер, который как председатель знаменитого пангерманистского союза "VolksbundfurdasDeutschtumimAusland" (VDA) работал над определением геополитической концепции Третьего рейха, предполагал для нацистской Германии естественную, по его мнению, лидирующую роль в общеевропейской державе. Между прочим, его идеями о необходимости союза с Россией против Америки увлекались такие личности как братья Штрассеры и Ремер, причем первые еще в 20-е годы выступали за стратегический союз с красной Москвой, а последний, уже после войны и смерти самого Хаусхофера (он покончил с собой в 46-м году), активно сотрудничал с КГБ и "Штази" из ненависти к Америке.

А между тем, геополитическая концепция Хаусхофера надолго пережила своего создателя. Феномен ее долголетия во многом объясняется бурной пропагандистской деятельностью, развернутой австрийским генералом в отставке, ветераном Вермахта, Йордисом фон Лохаузеном (JordisvonLohausen). Имя этого человека уже знакомо читателю - мы упоминали его в числе наиболее активных членов так называемого "Общества свободной публицистики". В 1980 году фон Лохаузен опубликовал труд под довольно сложнопереводимым названием (нацисты всех времен одинаково страдают слабостью к излишней вычурности стиля, выдающей вульгарность вкуса) "MutzurMacht.DenkeninKontinenten" ("Мужество к власти. Мышление континентами"). В этом классическом образчике неонацистской реваншистской литературы детально описана концепция зависимости исторических судеб и внешнеполитических целей целых народов, стран и даже континентов от их географического расположения. Впоследствии, уже в 90-е годы, фон Лохаузен неоднократно излагал свои размышления на данную тему в ежегодном бюллетене хайдеровской "Партии свободы" (FPO-Jahrbuch).

В качестве ключевого австрийский отставной генерал использует постулат о существовании естественного геополитического ядра европейского континента - исторически сложившейся культурно-расовой общности в географических рамках, называемых "Центральной Европой". Термин этот был, с легкой руки Хаусхофера, чрезвычайно популярен в Берлине до конца Второй мировой войны. Он включает в себя Германию в границах 39-го года, а также колонизированные и некогда управлявшиеся ею или Австрией европейские земли.

Возрождение классической "Центральной Европы", по мнению фон Лохаузена, - главная геополитическая задача лидеров новой объединенной Германии. В настоящийже момент, согласно его утверждению, в Европе имеет место "переходная ситуация". Для ее определения он даже использует специальный термин "Zwischeneuropa" - то есть, дословно, "Между-Европа". Впервые ее границы были очерчены в Версале, а затем, уже вторично, после поражения Третьего Рейха в 1945 году и раздела его территориальных владений странами коалиции.

"Земли, которые являют собой неотъемлемую часть исторически сложившегося Единства, и в прошлом были частью германоязычного пространства - Силезия, Померания, Восточная Пруссия или Судеты, - ныне совершенно искусственно отчуждены. Подобное неестественное состояние и именуется "Между-Европой".

Поскольку "между-европейские" границы были установлены посредством диктата,- заявляет фон Лохаузен, - они временны и непременно станут предметом будущего пересмотра. В то же время он признает, что ревизия границ с Россией и Францией представляется в ближайшем будущем не слишком реальной. А потому, на первом этапе он предлагает присоединить к Германии (для этого им используется знаменитый термин "Anschlus") окружающие ее малые народы и таким образом хотя бы частично восстановить германскую "Центральную Европу". По этому поводу советник Йорга Хайдера Андреас Мельцер (AndreasMoelzer) заявил как-то следующее:

"Обновленная Германия возвращается к своей классической роли одновременно проводника западной культуры, политического покровителя и научного мецената для наций восточной и юго-восточной Европы. Обратный путь на Запад для таких стран как Хорватия, Словакия, Венгрия, Румыния и, возможно даже, Украина и Россия будет лежать только через Германию".

Это и есть, по мнению Мельцера, возобновление ответственности Великой Германии за судьбу Европы. Впрочем, аналогичная роль отводится идеологом неонацизма Отто фон Габсбургом (OttovonHabsburg) и Австрии. Член Европарламента от вполне благопристойного Христианско-социалистического союза (CSU) Габсбург играет роль объединителя правых экстремистов с консервативными кругами. Так, например, представители все той-же FPOв Европарламенте именно ему обязаны хорошими партнерскими отношениями с делегатами от неоголлистской фракции "Союза европейских демократов" (RDE). Для справки: фон Габсбург является президентом реанимированного в 1947 году "Паневропейского союза" ("PaneuropaUnion"), а также членом VDA. В этом качестве он весьма активно занимается возрождением к жизни мифа об империи Фридриха Барбароссы и борется за создание единого германоязычного блока в рамках объединенной Европы.

Примечательно, что идеи фон Лохаузена и фон Габсбурга находят отклик в среде ведущих политиков ФРГ и Австрии. Так, их влияние совершенно четко прослеживается в труде под названием "Kerneuropa" ("Коренная Европа") , написанном бывшим председателем фракции ХДС-ХСС в Бундестаге Шойбле. Кстати,"Kerneuropa" был буквально "на ура" встречен все тем же Андреасом Мельцером, советником Йорга Хайдера.

"Музыку заказывала толпа. Вознаграждая себя за нищету, безработицу, нестабильность существования и чувство безнадежности, эти безликие толпы вопили часами напролет наподобие одержимых разнузданных дикарей. То не был ярый национализм. Просто на несколько коротких часов их отчаяние, вызванное экономическим крахом, забывалось, уступая место ярости, требовавшей жертв".
Альберт Шпеер, "Воспоминания"

Ваффен-СС возвращаются в Европу?

В свете стремления "новых правых" к скорейшему достижению автономии "новой Европы" от "атлантистского" влияния Соединенных Штатов, ключевое место в различных предлагаемых ими геополитических моделях отводится вопросу о самостоятельном обеспечении европейцами собственной безопасности. Говоря словами немецкого идеолога правоэкстремистского толка Ригольфа Хеннига (Rigolf Hennig), речь идет о поистине судьбоносном выборе:

"Воспринимает ли себя Германия как независимая супердержава в центре Европы или же она видит свое предназначение в однобокой консолидации с Западом?" (Журнал "Aula", 1994 год).

По мнению Хеннига, после исторического воссоединения обеих частей Германии немцы должны отказаться от союза с западными державами и, прежде всего, от вредящего их национальным интересам членства в НАТО. Кстати, Хенниг, убежденный в том, что фашистская Германия пала в 45-м году жертвой агрессии США, придерживается традиционной, в стиле Хаусхофера, идеи ориентации Берлина на Восток. Именно поэтому в его работах постоянно муссируется мысль о том, что не расположенные по другую сторону Атлантики Соединенные Штаты, но именно Россия является наиболее естественным геополитическим партнером "новой Германии".

И все же, столь откровенная антинатовская позиция Хеннига не является типичной для большинства его соратников по правоэкстремистскому лагерю. В настоящий время подавляющее их большинство выступает с более прагматичных позиций, ратуя за сохранение Северо-Атлантического альянса, по крайней мере на данном историческом этапе. Более того: австрийские ультра в лице Йорга Хайдера и его окружения даже поддерживают идею вступления своей страны в НАТО. Вместе с тем, и они, и их германские коллеги выражают сожаление по поводу главенствующей роли в альянсе США и выступают за "чистку" его рядов от "атлантистов" ради формирования, в конечном итоге, оборонного союза "белой расы".

Речь идет о создании в будущем на базе НАТО независимой общеевропейской вооруженной группировки, прототипом которой объявляются Ваффен-СС с их "германским" ядром и "национальными" - французской, голландской, латышской и прочими - дивизиями. Подобная группировка, по мнению "новых правых", должна обеспечить мировой державе Европе возможность проводить независимую от кого бы то ни было политику в области континентальной безопасности.

Уже упоминавшийся Андреас Мельцер считает, что таким образом будут окончательно искоренены бедственные последствия "Апокалипсиса 1945 года", когда решениями конференций в Ялте и Потсдаме европейские нации и народы были полностью лишены геополитического влияния. С момента создания общеевропейских вооруженных сил под эгидой Берлина германской блок получит возможность блокировать устремления США и Британии на насильственное насаждение в мире, и особенно в Европе, губительных западных идеалов.

В связи с этим следует отметить, что создание на базе структур НАТО независимой европейской вооруженной группировки уже осуществляется, и притом достаточно успешно, как раз в момент написания этих строк. Уже к середине 2001 года должен быть завершен первый этап формирования так называемых "Сил быстрого реагирования" (RRF), инициаторами и основными гарантами создания которых выступают Берлин и Париж. Подоплека данного процесса - все то же стремление к полной независимости от США в достижении собственных геополитических целей, в том числе и военным путем. Идея подобной независимости, на протяжении последних двух десятилетий активно пропагандируемая идеологами "новых правых", на рубеже веков нашла самое широкое распространение в высших эшелонах европейской власти и, как видно на примере создания RRF, уже воплощается в реальности. Данное обстоятельство не может не вселять в "новых правых" вполне оправданной уверенности в завтрашнем дне… Мир по Швайгеру

Одним из наиболее активных пропагандистов идеи континентальной обороны является известный неонацистам всего мира идеолог возрождающегося национал-социалистического движения Херберт Швайгер.

Из архивов спецслужб:
Херберт Швайгер (Herbert Schweiger) (род. 1924)

Одна из центральных фигур правоэкстремистского движения на всем германоязычном пространстве. Уроженец австрийского городка Мюрццушлаг, что в районе Штайермарк. Вторую мировую войну закончил в возрасте 21 года в чине унтерштурмфюрера (лейтенанта) 1-й танковой дивизии СС "Leibstandarte Adolf Hitler". В ее рядах сражался на Восточном фронте под командованием знаменитого генерал-оберста Пауля Хауссера, с которым поддерживал тесные дружеские отношения и после войны. С 1953 года являлся в родном районе Штайермарк лидером местного отделения организации под названием "Союз независимых" ("Verbandes der Unabhaengigen" - VdU), а три года спустя был избран в городе Граце кандидатом в парламент от преемницы VdU, Австрийской партии свободы ("Freiheitlischen Partei Osterreichs" - FPO). В 1964 году, одновременно с германским "коллегой" Адольфом фон Тадденом и в союзе с ним, создал в Штайермарке местное отделение Национал-демократической партии (NPD). Начиная с 1975 года ежегодно принимает участие в массовых мероприятиях, проводимых в Германии и Австрии правоэкстремистской просветительской организацией "Deutschen Kulturwerk europaeischen Geistes" (DKEG). С 1980 года он - член ее президиума, а также активист "Комитета за избрание австрийца немецкого происхождения" (имеется в виду избрание президента). В 1984 году выступил одним из создателей неонацистского "Национального фронта" ("Nationale Front" - NF), запрещенного в 1987 году. В 90-е годы Швайгер - плодотворный литератор, в этот период из-под его пера вышли такие нашумевшие труды, как "Непредвзятый разговор о Гитлере?" (совместно с Гердом Хонзиком) и "Эволюция и Знание - новый политический порядок", запрещенные к изданию и распространению как у него на родине, в Австрии, так и в Германии. Кроме того, он является постоянным автором в партийном издании NPD "Deutsche Stimme" ("Немецкий голос"). За свою деятельность на неонацистском поприще неоднократно приговаривался австрийскими властями к различным мерам наказания, в том числе, в 1997 году, к тюремному заключению сроком на 15 месяцев.

По мнению Швайгера и его соратников, в настоящий время человечество переживает очередной переходный период своей истории, по окончании которого - лет этак через двадцать - наступят кардинальные перемены существующего ныне порядка на глобальном и национальном уровнях. Именно поэтому германское национальное движение уже сегодня пытается выработать программу действий на указанный период, чтобы встретить изменения во всеоружии.

Согласно Швайгеру, германоязычное пространство сейчас оккупировано американцами, однако национальное движение в Германии и Австрии стремительно набирает силу, и первым признаком паники в рядах противника он считает решение властей ФРГ запретить деятельность на территории Германии "Национал-демократической партии". Что же до самих Соединенных Штатов, то они, по мнению Швайгера, в ближайшие два десятилетия будут заняты своими внутренними проблемами. Усиление "цветного" этнического компонента американского общества и, как следствие, рост межрасовых, межэтнических и межкультурных противоречий приведет к ослаблению глобальной роли США и потере ими нынешнего статуса сверхдержавы. Сегодня этот процесс проявляется в виде стремительно осложняющихся взаимоотношений между Америкой и Китаем в азиатско-тихоокеанском регионе. К тому же и японцы, не забывшие и не простившие американцам Хиросимы и Нагасаки, в самом ближайшем будущем постараются сбросить с себя ярмо "партнерства" с Вашингтоном.

Впрочем, Швайгер пророчит и неизбежное столкновение Китая с Россией. По его мнению, демографические тенденции в китайском обществе заставляют его добиваться расширения "жизненного пространства", которое находится непосредственно под боком - в Сибири. В этой связи Швайгер вспоминает, что в китайских учебниках истории южная Сибирь - территория площадью в полтора миллиона квадратных километров - называется неотъемлемой частью исконно китайских земель.

В то же время объектом очередной экспансии со стороны Азии, и особенно со стороны исламского мира, становится и набирающая силу Европа. Миллионы легальных и нелегальных выходцев с Востока последовательно колонизируют европейский континент, создавая здесь разветвленную сеть своих общин и меняя местную расово-культурную палитру. Уже сейчас, отмечает Швайгер, мусульмане являются наиболее крупным религиозным меньшинством в подавляющем большинстве европейских стран. Отдельные их представители - вроде известного депутата Бундестага турецкого происхождения Джема Оздемира - уже принимают самое активное участие в определении политики на государственном уровне. Однако недалек тот день, когда мусульманская политическая элита Европы, используя инструменты демократического давления, станет активно влиять и на континентальную политику. И тогда станут совершенно невозможны политические, экономические и тем более военные акции, призванные отстоять геополитические интересы единой Европы на Ближнем Востоке или в Центральной Азии. В подобной ситуации, утверждает Швайгер, единственный спасительный выход - оборонительный союз всех европейских народов, представителей "белой расы".

Кстати, любопытная деталь: к европейским народам Швайгер относит и израильских евреев, но не всех, а только ашкеназийскую их часть - то есть выходцев из Европы. Обретшие свое собственное государство ашкеназы не вызывают у него никакой антипатии, в них он видит носителей истинно европейской культуры, а в построенном ими государстве Израиль - естественного стратегического партнера "белой" Европы в ее борьбе с распространением исламского влияния в бассейне Средиземного моря. По его мнению, общая угроза существованию Израиля и Европы со стороны азиатов должна заставить евреев европейского происхождения пересмотреть свое отношение к Германии вообще и к германскому национальному движению в частности. Сохранение старых стереотипов может стать пагубным прежде всего для самих евреев, считает главный идеолог германского неонацизма.

Наконец, следует отметить, что логическим продолжением описанных выше мировых процессов, по Швайгеру, станет третья мировая война. Согласно его идеологической доктрине, оба предыдущих мировых конфликта носили лишь локальный характер, тогда как следующий по счету станет поистине глобальным выяснением отношений между наиболее развитыми расами. Речь идет о неизбежном столкновении, основной причиной которого австрийский идеолог неонацизма считает стремление желтой расы, во главе с китайцами, к расширению "жизненного пространства" и мировому господству. В уже упоминавшейся книге "Эволюция и Знание - новый политический порядок" (написана в 95-м году) Швайгер заявляет, что именно третья мировая война определит, какая раса будет править на планете Земля в ближайший исторический период.

Интернет на службе национал-социализма

Одной из наиболее ярких отличительных черт нынешнего этапа развития национал-социализма является активное использование его адептами современных средств коммуникации. Аналогичное явление, кстати, наблюдается и в исламских радикальных кругах. До недавнего времени новое поколение "арийских" экстремистов предпочитало для поддержания контактов телефонную сеть под названием "Nationale Info-Telephone" ("NIT") и обыкновенную почту. Однако во второй половине 90-х годов главным средством общения правых "ультра" стала всемирная сеть Интернет. Именно с ее помощью распространяется информация о различных неонацистских деятелях и организациях (в том числе и запрещенных), распространяются литература и компакт-диски экстремисткого содержания ("произведения" неонацистской рок-музыки еще недавно можно было совершенно свободно скачать с сайта скандально известной компании Napster). Здесь же, в Интернете, публикуются так называемые "черные списки" политиков и общественных деятелей, подлежащих, по мнению правых радикалов, уничтожению за свои политические взгляды, а также вербуются неофиты и проводятся переговоры о проведении неонацистами из разных регионов и даже стран совместных мероприятий, посвященных памяти различных нацистских лидеров.

Еще два года назад, то есть в 1999 году, только в одной Германии насчитывалось около 330 интернет-сайтов неонацистского содержания. Сегодня же их число уже перевалило за 800 (из 1400 по всему миру) и продолжает неуклонно расти. При этом, согласно информации германской Службы охраны Конституции (BfV), возможности сети Интернет используются и для активного нападения на идеологических противников - посредством взлома их сайтов или бомбардировки их "мейл-боксов" бесчисленным количеством посланий. Борьба с подобными "сайбер-террористами" и просто "резвящимися" в Интернете неонацистами затрудняется их полной анонимностью, а также тем, что они пользуются услугами иностранных провайдеров - чаще всего американских и канадских. Так, например, на протяжении нескольких лет BfV отслеживает деятельность в сети знаменитого канадского ревизиониста немецкого происхождения Эрнста Цюнделя (Ernst Zundel), однако поделать с ним ничего не может.

В настоящее время уже можно совершенно уверенно утверждать, что именно выход в Интернет способствовал достижению качественно нового уровня координации деятельности неонацистов не только на германоязычном пространстве, но и далеко за его пределами. Фактически сейчас ультраправый лагерь переживает период активного формирования единой идеологической платформы. Основная цель данного процесса - подготовка к грядущим переменам, о которых предупреждает Херберт Швайгер. Особенную активность на данном поприще проявляют такие известные периодические издания, как "Nation & Europa", "Europa vorn" (с 98-го года - "Signal"), "Staatsbriefe", "Sleipnir" и "Zentralorgan" (ZORN). Все они располагают сегодня собственными сайтами в Интернете и публикуют не только материалы идеологической направленности, но и практическую информацию о различных неонацистских мероприятиях в Германии, Австрии и за их пределами.

"Все политически мыслящие немцы убеждены - и это первостепенной важности факт, с которым необходимо считаться, - что нынешнее положение дел всего лишь краткая прелюдия, за которой вскоре последует нечто иное".
Херберт фон Дирксен, 1948 год

Их триумфальное возвращение…

Итак, настало время подвести итоги нашего короткого исследования обстоятельств возрождения национал-социализма на территории современной Германии. Для начала обратимся к статистике.

Согласно данным Федеральной Службы охраны Конституции (BfV), действующие на германоязычном пространстве (в основном ФРГ и Австрия) правоэкстремистские круги можно условно разделить на следующие подгруппы:

* Неонацисты - реставраторы национал-социализма и реваншисты (большей частью интеллектуалы);

* Правые экстремисты и националисты (включая и организованные вооруженные группировки);

* Религиозно-националистические секты.

* "Неорганизованные" - склонные к насилию группировки неонационал-социалистов и бритоголовых (так называемых "скинов" - о них вообще разговор отдельный, так как это совершенно особая среда).

Число принадлежащих к данным подгруппам организаций и группировок неуклонно растет. Так, в 1997 году в Германии их насчитывалось 109 , год спустя - 114, а к началу 2001 года, по некоторым оценкам, - уже около полутора сотен. При этом весьма приблизительный подсчет числа их активных членов, а также так называемых "неорганизованных" ультра дает следующие результаты: 97-й год - 48400 человек (34800 в рядах правоэкстремистских организаций; 2400 неонац.-социалистов; 7600 социально опасных молодых фанатов), 98-й год - 53600 человек (39000 правых экстремистов; 2400 неонац.-социалистов; 8200 социально опасных молодых фанатов). В 2000 году BfV, основываясь на данных своих отделений в федеральных землях, сообщила, что число потенциально склонных к насилию молодых неонацистов и "скинов" достигло 9000. Точных данных на начало 2001 года пока нет, однако специалисты в данной области, с которыми консультировался автор этих строк, заявляют в один голос, что означенная выше тенденция к росту числа членов ультра-правых организаций и, особенно, их "брутальной" компоненты, к сожалению, сохраняется на протяжении нескольких последних лет.

Наиболее влиятельными право-экстремистскими партиями и организациями на территории Германии в настоящий момент являются:

Республиканская партия (Die Republikaner - REP):

Число ее активных членов на протяжении нескольких последних лет колеблется в районе 15 тысяч, причем наибольшая их концентрация наблюдается в Баден-Вюртемберге. Лидер партии - Рольф Ширер (Rolf Schierer). В настоящий момент в партийных рядах имеет место значительный разлад по целому ряду вопросов, как то отношение к проживающим на территории ФРГ иностранцам, к парламентаризму и к насильственным действиям различных правоэкстремистских молодежных группировок. Именно в силу подобной аморфности идеологической платформы партия непредсказуема и считается наиболее потенциальной средой для образования новых, готовых встать на путь насилия группировок молодых "штурмовиков". Раз в два месяца партийные идеологи издают газету под названием "Der Republikaner", число подписчиков которой достигает 22000, причем ее сайт в сети Интернет регулярно посещает гораздо большее число пользователей. Республиканцы поддерживают тесные связи с зарубежными соратниками по борьбе и, прежде всего, с австрийской "Партией свободы" Йорга Хайдера.

Германский народный союз (Deutsche Volksunion - DVU):

Число активных членов союза выросло за последние пять лет с 15 до, приблизительно, 20 тысяч. Его лидером является доктор Герхард Фрей (Gerhard Frey), а главным идеологом - Франц Шонхубер (Franz Schonhuber), автор ряда трудов реваншистского содержания, прославившийся, в частности, нападками на ныне покойного главу еврейской общины ФРГ Игнаца Бубиса. В отличие от "республиканцев", члены DVU прекрасно организованы и идеологических брожений здесь практически не наблюдается: союз четко придерживается круса на политическую реабилитацию национал-социализма и пропаганду антисемитских идей. С целью привлечения новых адептов и координации активности членов союза д-р Фрей содержит в Мюнхене издательство "DSZ-Verlag", а также издает так называемую "Германскую еженедельную газету" ("Deutsche Wochen-Zeitung" - DWZ). Наиболее популярен DVU в Захсен-Анхальт и Бранденбурге. Попытки его объединения с REP (вроде консолидации на выборах в Бундестаг 27 сентября 1998 года) до настоящего момента не принесли никаких результатов, в основном по причине личной несовместимости двух "фюреров" - Фрея и Ширера.

Национал-демократическая партия Германии (Nationaldemokratische Partei Deutschlands - NPD):

Как наиболее опасная, запрещена решением германских властей в ноябре 2000 года. В настоящий момент активистами партии считают себя около 10 тысяч человек, тогда как еще в пять лет назад, в 96-м году, их было всего около 3,5 тысяч. Таким образом, во второй половине 90-х годов партия увеличила свои ряды более чем вдвое, показав наиболее высокую способность к распространению своего влияния. Председатель NPD - Удо Войгт (Udo Voigt). На сегодняшний день возглавляемая им партия обладает наиболее четко организованной структурой и ясной идеологической программой, являющей собой симбиоз социалистических идей о "всеобщем экономическом равенстве" с откровенным примитивным национализмом. Наибольшая активность NPD наблюдается не на западе страны, где она была создана в 1964 году, а в городах Дрезден, Бремен, Росток, в землях Саксония и Тюрингия - то есть в основном на территории бывшей ГДР. Согласно данным BfV, более 70% членов партии составляет молодежь в возрасте до 21 года. Именно поэтому при NPD была создана (еще в 69-м) юношеская организация под названием "Молодые национал-демократы" ("Jungen Nationaldemokraten" - JN), объединившая в своих рядах наиболее экстремистские молодежные группировки. Лидером JN в апреле 99-го года был избран Саша Россмюллер (Sascha Rossmueller).

Партия регулярно издает газету под названием "Германский голос" ("Deutsche Stimme" - редактор K.Sendbuhler), а также свободно распространяемое издание "DS-Extra". Печатный орган JN носит название "Активист" ("Der Aktivist").

Прочие наиболее значительные правоэкстремистские партии и движения, действующие на территории Германии:

1. "Германская лига Нации и Отчизны" ("Deutsche Liga fur Volk und Heimat" - DLVH) - широко известны принадлежащие ей периодические издания "Nation&Eiropa - Deutsche Monatshefte" и "Signal".

2. "Свободная рабочая партия" ("Freiheitlichen Arbeiterpartei" FAP) - запрещена властями и в настоящий момент фактически является фракцией в JN (см. выше).

3. "Боевой союз германских социалистов" ("Kampfbund Deutscher Sozialisten" - KDS) - лидер Михаэль Кот (Michael Koth).

4. "Объединенные правые" ("Vereinigte Rechte" - VR) - лидер Клаус-Петер Зайферт (Klaus-Peter Seifert).

5. "Народный союз германского Рейха" ("Volksbund Deutsches Reich" - VBDR) - лидер Ульрих Шветач (Ulrich Schwetasch).

6. "Движение Германия" ("Deutschland Bewegung" - DB) - лидер Грегор Мехтерсхаймер (Gregor Mechtersheimer).

7. "Германская народная армия" ("Deutsche Volks Armee" - DVA) - боевая группировка "скинов" из Нидерзахсен (Ниж. Саксония).

8. "За нашу Землю" ("Fur unser Land") - движение бывшего террориста из RAF Хорста Малера (Horst Mahler).

9. "Националы" ("Die Nationalen") - лидер Франк Швердт (Frank Schwerdt).

10. "Свободные националисты" ("Freie Nationalisten") - лидер Томас Вульф (Thomas Wulff).

11. "Организация поддержки национальных политических заключенных и их родственников" ("Hilfsorganisation fuer nationale politische Gefangene und deren Angehorige" - HNG) - по некоторым данным, наиболее стремительно развивающаяся в последние годы организация. Включает в себя бывших членов FAP, а также "Свободной женской ассоциации" ("Freier Maedelbund") и прочих неонацистских организаций. Уделяет особое внимание социальной защите отбывающих тюремное наказание нацистских военных преступников и членов их семей, именуя их "политическими заключенными".

Как видно из приведенного выше краткого описания основных игроков правоэкстремистского спектра германской политики, ряды их значительно раздроблены. К счастью правящих кругов ФРГ, несмотря на значительный рост популярности, на данном этапе ультра-правые лидеры все еще предпочитают выяснение личностных отношений объединению во имя общей цели. Именно этим, кстати, а вовсе не усилиями правительства, объясняется их неуспех на прошедших недавно выборах в ряд ландтагов. К тому же, между различными экстремистскими партиями и организациями имеют место существенные расхождения в плане идеологии, стратегии и тактики действий по достижению поставленных задач. Таким образом, на данном этапе в ультра-правой среде преобладают центробежные силы и остро ощущается отсутствие консолидирующей основы.

Возможно, своеобразной попыткой преодолеть партийную раздробленность является создание в последние годы (начиная приблизительно с 95-го) по всей Германии различных "неформальных" объединений - так называемых "товариществ" ("Kameradschaften") - в ряды которых входят часто активисты совершенно различных правоэкстремистских партий и движений. Начало данному процессу положили молодые неонацисты и "скины", периодически объединявшиеся для проведения отдельных массовых мероприятий вроде ставших уже традиционными "Дней национального восстания" в Ляйпциге (1 мая) и Ростоке (19 сентября). Как правило, их организаторы добивались высокой личной дисциплины участников. Впоследствии, после запрещения "Свободной рабочей партии" (FAP), именно на основе подобных временных объединений и стали создаваться неонацистские "товарищества". Их основной задачей является сплочение и наведение дисциплины в рядах молодых, склонных к насилию неонацистов, а также завоевание популярности у населения. Пионером в данной области по праву считается известный гамбургский неонацист Кристиан Ворш (Christian Worch).

В настоящее время, согласно информации BfV, на территории ФРГ действуют до 150 неонацистских "товариществ", объединяющих около 2200 человек (преимущественно мужчин) в возрасте 18-25 лет. Местами их повышенной активности являются север и восток страны. Специалисты германской спецслужбы считают, что NPD и бывшие "Националисты" Франка Швердта используют членов "товариществ" для совершения насильственных акций их руками (известно, что Швердт даже создал для этой цели некую структуру под названием "Община действия национал-социалистов внутри и вне NPD" - AGNS). При этом отмечается следующая любопытная особенность: аморфная организационная структура "товариществ" позволяет им в большинстве случаев избегать репрессий со стороны властей. Так на практике действует принцип их создателей: "Организованность без организации". Все дело в том, что членских списков у "товариществ" просто не существует, а координация деятельности их членов происходит через объявления в сети Интернет. В лучшем случае представителям властей удается напасть на след организационного ядра "товарищества", тогда как масса его активистов просто "растворяется" в сайбер-пространстве, чтобы некоторое время спустя собраться вновь в каком-нибудь совершенно непредсказуемом месте для совершения очередного противоправного действия.

К наиболее известным "товариществам" относятся: "Kameradschaft Treptow" (Берлин; "прославилось" благодаря убийству полицейского и ряду покушений на жизнь политических деятелей, совершенных боевиком Каем Дизнером), "Bundnis Rechts" (появившийся на свет в 98-м году в Любеке своеобразный симбиоз "товарищества" и правоэкстремистской партии), "Kameradschaft Oberhavel" (Бранденбург; запрещено в 97-м году), "Hamburger Sturm" (Гамбург; запрещено в августе 2000 года), а также "Kameradschaft Karlsruhe".

О последнем "товариществе", а также о его создателе, следует рассказать несколько подробнее. Основано "Kameradschaft Karlsruhe" в марте 1999 года бывшим террористом знаменитой группировки левого толка RAF, а ныне ярым активистом "Национал-демократической партии Германии" Хорстом Малером (он уже упоминался выше как лидер движения "За нашу Землю"). Девизом Малера при создании данного "товарищества" являлась фраза "От террориста к террористу", подразумевавшая его собственное "чудесное" превращение из "красного" в "коричневого". В изданной недавно "Kameradschaft Karlsruhe" брошюре под названием "Der Wehrwolf", Малер призывает "остановить демократов" и прекратить "развязанный ими сионистский террор". А для того, чтобы члены его "товарищества" могли поскорее воплотить призыв своего "фюрера" в жизнь, брошюра содержит точные адреса депутатов Бундестага, являющихся, по убеждению Малера, "агентами международного сионизма".

Другой, также недавно увидевший свет труд Малера (написан им совместно с Шонхубером и ветеранами Ваффен-СС) озаглавлен весьма символично: "Довольно германского самоуничижения" (в оригинале "Schluss mit deutschem Selbsthass"). Главная идея этой книги заключается в необходимости замены чуждой Германии западной демократии родным "германским порядком", при котором евреев надлежит повсеместно преследовать до полного искоренения их господства над миром. Между прочим, презентация данного произведения с помпой прошла в июле прошлого года не где-нибудь, а в берлинском отеле "Alsterhof" и, как лично убедился автор этих строк, при полном попустительстве германских властей. На торжественной церемонии присутствовали лидер NPD Удо Войгт, а также один из ведущих функционеров "республиканцев" Вернер Мюллер (Werner Mueller).

Заранее объявленное убийство

В сегодняшней Германии уже ни для кого не секрет, что молодые неонацисты объявили самую настоящую охоту на всех, чья внешность выдает неарийское происхождение. Местные газеты буквально пестрят сообщениями о все новых насильственных актах в отношении гастарбайтеров и даже просто иностранных подданных, имевших неострожность посетить федеральную республику. Так, автору вспоминается произошедший во Франкфурте на Одере тяжелейший случай покушения на убийство нигерийца Стива Эрени, когда его буквально затоптали и уже после потери сознания попытались утопить в местном озере несколько "скинов". Впрочем, то было еще в мае 92-го, и с тех пор жестокие избиения (в том числе и с летальным исходом) иностранцев нацистскими молодчиками уже давно перестали относиться к разряду газетных сенсаций.

Согласно сухой официальной статистике, в 1996 году в Германии правыми экстремистами было совершено 8730 преступлений, год спустя - 11719, а в 1998 году - 11049, причем число актов насилия насчитывало 708, а 435 из них (то есть более половины) были направлены против иностранцев. В 1999 году данный показатель несколько снизился - 10037 преступлений, однако и тогда правые ультра совершили два убийства и 11 покушений на убийства. В целом, несмотря на некоторое снижение числа приверженцев национал-социалистической идеологии, в последние два года наблюдается стойкая тенденция к росту числа актов насилия с их стороны приблизительно на 10% в год.

Еще одна, отдельная "группа риска", члены которой перманентно являются потенциальными жертвами актов насилия со стороны правых экстремистов - это еврейская община Германии. В 90-е годы она значительно увеличилась за счет притока эмигрантов еврейского происхождения из бывшего Советского Союза. Откровенная антисемитская пропаганда, вроде уже упоминавшихся высказываний Хорста Малера, приводит к увеличению числа фанатично настроенных юнцов, желающих немедленно выместить свою животную злобу на памятниках жертвам Холокоста, надгробьях еврейских кладбищ, а если получится, то и на живых евреях. Так, в марте 99-го годы был осквернен мемориал в Бад Дюркхайме, позднее, в июне, аналогичная участь постигла мемориал в Берлине, и наконец, всего месяц спустя - мемориал в Геттингене. По-прежнему нераскрытыми остаются обстоятельства взрывов, прогремевших на могиле бывшего главы еврейской общины ФРГ Хайнца Галински (декабрь 98-го) и на железнодорожном мосту в Дюссельдорфе (август 2000 года). В ходе последнего теракта физически пострадали несколько эмигрантов еврейского происхождения из России.

И, наконец, относительно новое веяние в брутальной практике правых экстремистов - угрозы физической расправы с неугодными интеллектуалами, а также политическими и профсоюзными деятелями левой ориентации. В этой связи стоит упомянуть распространенное в июле прошлого года заявление президента Федеральной криминальной службы (Bundeskriminalamt - BKA) Ульриха Керстена (Ulrich Kersten), согласно которому его ведомство всерьез обеспокоено призывами неонацистов к устранению их политических оппонентов. По словам Керстена, подобные призывы появляются на различных сайтах экстремистского толка в Интернете и там же публикуются подробные анкетные данные, адреса, номера телефонов и даже фотографии потенциальных жертв. Шеф BKA также упомянул о якобы пресеченной германскими властями попытке создания неонацистами своей собственной "группы ликвидаторов", которая даже успела обзавестись соответствующим, как он выразился, "снаряжением"…

Кстати, о "снаряжении". В последние годы германские службы безопасности стали свидетелями попыток создания неонацистами собственных арсеналов огнестрельного оружия и взрывчатых веществ. Так, в июле 2000 года при обыске квартиры правого экстремиста в Потсдаме полицейские обнаружили пистолет, пистолет-пулемет, сотню патронов к ним, а также несколько ручных гранат. Практически аналогичная коллекция была обнаружена тогда же и в Бранденбурге. В этой связи местные полицейские чиновники даже выразили опасения, что правоэкстремистский террор может вскоре перейти на качественно новый уровень. За примерами далеко ходить не надо - достаточно вспомнить кровавый теракт на фестивале "Октоберфест", устроенный террористом-самоубийцей Гундольфом Келером в 1980 году (см. вторую часть данного расследования).

Справедливости ради, необходимо заметить, что в настоящий момент речь, скорее всего, не идет о создании своего рода "Фракции коричневой армии", а все больше об инициативах отдельных молодых фанатиков. Это, впрочем, не мешает их возможному объединению в самом обозримом будущем под чьим-либо чутким руководством.

Цель номер один - армия

Практика последних лет показывает, что на данном этапе правоэкстремистские группировки не обладают практическими навыками ведения вооруженной борьбы. Даже накопив достаточно приличное количество оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, молодые германские наци оказываются не в состоянии применить его для достижения своих целей, действуя совершенно по-дилетантски. И в этом они существенно отстают, например, от своих американских "коллег" и, конечно же, от членов действующих на территории Европы различных мусульманских экстремистских организаций.

Пытаясь исправить существующее положение дел в области военной подготовки молодых активистов, лидеры немецких ультра-правых организаций предпринимают усилия сразу в нескольких направлениях.

Прежде всего, осуществляются попытки направить членов боевых групп в зоны военных конфликтов, поскольку ничто не ценится так дорого, как практический опыт ведения боевых действий. Так, например, известно о попытке уже упоминавшегося Михаэля Кюнена переправить своих штурмовиков через Скандинавию в Ирак в 91-м году. Кроме того, по имеющейся в распоряжении автора информации, в середине 90-х годов в Боснии, на стороне сербов, воевала группа правых экстремистов из Германии численностью около 30 человек. Сегодня практически все они уже вернулись на родину и являются инструкторами в организуемых правыми экстремистами военно-спортивных лагерях.

Военно-спортивные лагеря и различные клубы аналогичной направленности ("Schutzenvereine") являются вторым направлением подготовки молодых неонацистов к будущей активной "защите белой нации". Кстати, именно по этой причине в последние годы отмечается повальное увлечение молодых экстремистов так называемым "пейнт-болом" - военно-спортивной игрой, моделирующей реальные боевые ситуации. Особенно активна на этом поприще сеть клубов под известным уже названием "Thule".

И, наконец, третьим и наиболее перспективным направлением боевой подготовки личного состава экстремистских группировок считается проникновение их членов в силовые структуры страны и, прежде всего, в ряды бундесвера. Начался этот процесс еще в первой половине 70-х годов, когда все тот-же Михаэль Кюнен создал в армии неформальное солдатское объединение "Freizetsferein Hansa", за что и был в конце-концов вышвырнут из армейских рядов.

Двадцать лет спустя, в 90-х годах, отношение к националистам и различного рода ревизионистам со стороны армейского командования стало несомненно более терпимым, что сделало возможным проведение среди личного состава пропагандистской работы под видом "исторических лекций". В этой связи на память приходит нашумевшее выступление в 95-м году в гамбургской Академии бундесвера известного идеолого ультра-правых Манфреда Редера (Manfred Roeder). Последний прочитал собравшимся офицерам лекцию о необходимости возвращения немцам "исконно германских земель на Востоке", и прежде всего Калининградской области, и был "на ура" встречен аудиторией. Впоследствии руководство Академии оправдывалось, будто понятия не имело о принадлежности Редера к право-экстремистским кругам.

В настоящий момент особенно активно инфильтрацией армейских рядов, а также идеологической обработкой солдат бундесвера занимается Национал-демократическая партия Германии (NPD). Партийная программа от 96-го года называет службу в бундесвере "священным долгом каждого сына германской нации".

Другая неонацистская группа "Национальное восстание" ("Nationaler Widerstand") рапространяет в солдатских казармах пропагандистскую литературу, призывающую к созданию "свободной, гордой и сильной германской армии". В частности, известно о распространении брошюры, которая в сети Интернет публикуется на английском языке под названием "Comrades of the Bundeswehr" ("Товарищи бундесвера").

В германской печати периодически появляются сообщения о неофициальных контактах ведущих активистов NPD с высшими армейскими чинами. Так, в 1998 году стало известно об активной деятельности на право-экстремистском поприще генерал-лейтенанта Франца Уле-Веттлера (Franz Uhle-Wettler) и генерал-майора Герда Шульце-Ронхофа (Gerd Schultze-Rhonhof). Первый еще в середине 80-х годов вступил в ряды действующего в Берлине правоэкстремистского товарищества "Berliner Kulturgemeinschaft Preussen", основанного активистами NPD.

Фрайбург, март 2001


THULE - SARMATIA
The East European Metapolitical Association of New Right International

A HAIL TO THE GODS OF CREATION !
A HAIL TO THE KING OF THE WORLD !
A HAIL TO THE METAL INVASION !
A HEAVENLY KINGDOM ON EARTH !
"Freedom Call"



© Mesogaia-Sarmatia, 2005-2006
goutsoullac@rambler.ru

GROUPS.YAHOO.COM/GROUP/THULE-SARMATIA
WWW.LIVEJOURNAL.COM/COMMUNITY/MESOGAIA-SARMAT
WWW.LIVEJOURNAL.COM/COMMUNITY/UA_NAZIONALISM
Rated by MyTOP

hitua


ГРЯДЕ АВАТАРА ОСТАННІХ СУРМ !
A HAIL TO THE FORTHCOMING HELGI AVATAR OF LAST TRUMPETS !
Das Kriegsgefolge "Die Offiziere des Dharmas"
SCHWARZ FRONT
THE BROTHERHOOD OF BRIGADES OF THE EUROPEAN
RECONQUISTA