*MESOGAIA*
Imperium Internum
(РОССИЯ - УКРАИНА - БОЛГАРИЯ)


Александр ДУГИН
ЭЗОТЕРИЧЕСКОЕ, ИНИЦИАТИЧЕСКОЕ И МЕТАФИЗИЧЕСКОЕ ТОЛКОВАНИЕ ПРАВОСЛАВНОГО СИМВОЛА ВЕРЫ.

Текст Символа Веры:

1. "Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым.

2. И во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единороднаго, Иже от Отца рождененного прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога Истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша;

3. Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес, и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы и вочеловечшася;

4. Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша и погребенна.

5. И воскресшаго в третий день по Писанием.

6. И возшедшаго на небеса и седяща одесную Отца.

7. И паки градущаго со славою судити живым и мертвым, Егоже Царствию не будет конца.

8. И в Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже от Отца исходящаго, Иже со Отцем и Сыном спокланяема, и сславима, глаголавшаго пророки.

9. Во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь.

10. Исповедую едино Крещение во оставление грехов.

11. Чаю воскресения мертвых,

12. И жизни будущего века. Аминь."


ТОЛКОВАНИЕ

Пункт 1. "Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым". Единый Бог. Трансцендентный принцип. Изначальный Абсолют.

Творение -- Перво-разделение: Небо -- Земля. Между ними -- сонм существ Проявления явных и тайных, видимых и невидимых, "всех". Тотальная и Абсолютная Причина. Главный постулат, могущий быть истолкованным так, как удобно на этой стадии богословского утверждения: и как Творение (отчуждение) и как Проявление (само-обнаружение). Из первого толкования (Творение) выводится дуалистически-креационистски-экзотерическая перспектива. Из второго толкования (Проявления) -- перспектива сродненности Первопринципа и его Откровения в виде Бытия. (Это соответствует в Исламе доктрине "вахдат-эль-вуджуд", т.е. имманентистски-эзотерическому подходу). Православное созерцание тяготеет к тому, чтобы даже этот принцип Творения отнести к "Проявлению", но основная линия и восточного и западного богословия настаивает все же на "Творении" как на отчуждении, следуя за иудейской теорией. Иначе богословский ряд "функций" ипостасей Святой Троицы -- Творение, Рождение, Исхождение -- в смысле их "неслиянности" просто не имел бы смысла (как не имеет смысла подобное разделение в исламском эзотеризме, где Аллах вообще никогда не предстает как далекий Творец, но всегда как близкий и внутренний, скрытый Субъект, "Друг", согласно терминологии некоторых суфийских школ.)

Христианская иерархизация трех терминов: Творение-Отец, Рождение-Сын, Исхождение-Дух Святой (очевидно, что Отец здесь активное начало во всех смыслах, а Сын и Дух Святой пассивные по отношению к Отцу, -- это так особенно в Православии) дает три ступени возможных соотношений Причина -- Следствие, Принцип -- его Реализация, от наиболее отчужденных отношений Творец-Творение (чистый экзотерический дуализм), через частичное отчуждение, но в то же время "кровное" родство Рождения Сына (Сын и един с Отцом, "им же вся быша", и отделен от него, т.е. Он -- самостоятельный Субъект, -- это равнозначно утверждению в отторженном Творении пункта интимной близости с Творцом, где нарушается Закон отчуждения) и, наконец, к чистому Проявлению, Исхождению Духа, т.е. к излиянию самой Субстанции Творца, организующего параллельно Творению Проявление, т.е. Благодатный, световой Космос, не утративший связи с Причиной, Космос Причин (чистый эзотеризм, утверждение Божественного Единства и Единственности, тайна "тавхида" в суфизме). Так христианский догмат устанавливает три ступени пути от далекости до близости и открывает в себе изобильную полноту инициации и ее основных этапов.

Первым этапом -- первый пункт "Формулы Веры" -- является постулирование по ту сторону организованного Бытия его Причины. Утверждение Трансцендентного Принципа. Пока еще в абсолютно апофатических (отрицательных) терминах -- Творец не равен Творению. Далее логически следует движение к заветному нетварному центру Творения -- Сыну, и, наконец, полное срастворение с Отцом в безбрежности Духа Святого, -- именно в этом смысле надо понимать слова апостола Иоанна Богослова "Бог есть Дух". Такова основная логика Православной христианской инициации. И все это сконцентрировано уже в первом пункте "Символа Веры". Другие пункты поясняют ее более частные аспекты.

Пункт 2. "И во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единороднаго, Иже от Отца рожденного прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога Истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша;"

Отец -- Трансцендентный Бог. Христос -- Слово, Господин, Господь, Имманентный центр и Властелин. Он -- несотворен и рожден "прежде всех век", потому что не имеет общей меры с отчужденным Творением: Он всегда с Отцом как Логос Отца. Он -- порядок Творения. Он -- сущность Неба, Устроитель Земли, одухотворитель видимых и невидимых. Он -- нетварная Ось, пронизывающая Творение с самого верха до самого низа. Вверху Он -- Слово, Сын. В середине -- Христос, Помазанный, Мессия. Внизу -- Иисус-Человек, Сын Человеческий. Поэтому уже в принципиальном и предвременном описании рождения Света от Света, Сын называется не только "Христом", но и "Иисусом". Внетварная Ось Мира вневременно касается и земли, где ее тайное имя -- "Иисус". Это имя существует и до Воплощения. Оно дано Слову сразу при вне-временном Рождении. Средний мир, где сияет имя Христос -- это мир "видимых и невидимых", особенно "невидимых", духов, субтильных сущностей, душ.

На этой стадии "Символа Веры" мы имеем Творца и Творение из первого пункта, и устроенное, но отчужденное Творение пронизывается отныне нетварной Осью, Осью Спасения. Внутри Творения прокладывается путь за его пределы. Иисус говорил: "Я -- есть Путь и Истина". Сын -- это путь за пределы Творения. Здесь уже совершенно очевидно, что в первом пункте, коль скоро за ним следует второй, Творение означало отчуждение, но тут же дается и путь преодоления этого отчуждения. Отец -- это только Бог и Вседержитель. Сын -- это тоже Бог и Господин. Первый чисто трансцендентный, второй -- трансцендентно-имманентный, или, точнее, имманентно-трансцендентный.

Пункт 3. "Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес, и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы и вочеловечшася;"

Появляется третье лицо Троицы -- Дух Святой, хотя речь продолжает идти о Сыне. (Специально Святому Духу посвящен 8-ой пункт). Догмат Воплощения. Логика: Сын нисходит с Небес, где Он и назывался "Сын", Слово. Но воплощается Он на Земле не непосредственно, а от Духа Святаго. Значит, в среднем мире -- среди "невидимых", где его имя "Христос", произошло некоторое слияние, сочетание со Святым Духом, Световым Космосом. Здесь тайна. С одной стороны, инициатическое и созерцательное Православие, отбрасывая "филиокве," утверждает, что Дух Святой исходит только и непосредственно от Отца, что точно соответствует логике инициации (как мы видели выше), ее финальной стадии, где сам "Бог есть Дух". С другой стороны, Святой Дух часто замещает Сына в Бытии, Утешает Бытие ("Утешитель", "Параклет"), когда Сын скрывается или предвещает его приход, когда Сын еще не обнаруживает себя (т.е. "глаголит пророки"). Значит Святой Дух, Господь, Животворящий, пребывает и "над" Сыном и "под" Ним. Их взаимоотношения постоянно меняются в зависимости от того, о каком плане Бытия идет речь. То Он служит небесным проводником Его Воплощения, т.е. замещает его "Отца", то, напротив, "замещает" Его самого через языки пламени, снисшедшие на апостолов после Вознесения, т.е. "спускается" тогда, когда Сын "поднимается", и т.д. Инициатически можно сказать, что Святой Дух стоит и между Отцом и Сыном, и между Сыном и Творением. Внутри же Творения Он всегда является "невидимым" в "видимом". Поэтому в Воплощении Сына Святой Дух замещает все невидимое в его сущностном измерении. -- В среднем мире Сын-Христос облекается в "одежды" Святого Духа, поскольку Он двигается здесь к обнаружению в самой "тварной" части Творения, в самом "видимом" из миров.

Здесь же в 3-ем пункте упоминается и Богородица. Значит, Она также должна быть связана со Святым Духом. Так и есть. Во-первых, по-еврейски слово "дух", "руах" -- женского рода. Во-вторых, Дева Мария является "предстательницей по преимуществу", подобно Святому Духу, восполняющему "промежуточные" функции, "утешая, предстояя, предрекая". В-третьих, Дева Мария -- это и есть световой Космос. К ней применяются в тропарях многие определения Святого Духа. В-четвертых, Богородица становится после Успения предводительницей Ангелов на место павшего Денницы, а ангельские миры -- миры невидимых -- традиционная вотчина Святого Духа.

Кроме того, Дева Мария -- это Земля, человеческая субстанция, нижний предел Творения. Здесь Иисус во-человечивается. Плотью становятся Слово и Христос, а также предсуществовавшее "земное" имя Иисус. Этим актом окончательно утверждается и, самое главное, обнаруживается, становится "видимой" вся Ось Мира, и это означает, что возможность Спасения дается всем, и даже самым нижним этапам Творения -- "человекам". "Я пришел, чтобы спасти погибшее".

Первые три пункта "Символа Веры" дают абсолютный и законченный образ Метафизики, а также указывают всю сущность инициации в ее фундаментальных этапах. Спасение (инициатически понятое как "освобождение от Творения", как "Обожение Преестественнейшее") человеков осуществляется по трем этапам:

-- Причастность к вочеловечившейся нетварной Оси Мира через Святой Дух (вспомним, что он находится между Творением -- в данном случае между людьми, тварями, и Сыном, Иисусом, Человеком Совершенным, Новым Адамом). Это -- таинство Евхаристии, которое должно быть и материальным (т.к. речь идет о низшем мире и о проявлении Сына именно в таком мире) и нематериальным (т.к. здесь действуют законы параллельного Космоса, невидимого Светового Мира, силы Святаго Духа);

-- Через плоть и кровь Иисуса происходит срастворение с Христом, с чистым и над-материальным Святым Духом самим по себе, а не с его проявлениями. Этот второй этап может быть назван "облечением в покров Святаго Духа", "одухотворением плоти". Это -- фактическое отождествление с Сыном во всей его Божественной и Световой Полноте, это -- "Рождение" свыше, переход от состояния тварности к состоянию рожденности;

-- Абсолютное слияние с Отцом через исшедший Дух Святой (который "между" Отцом и Сыном), обращенный внутрь, "входящий" на сей раз обратно в Отца, что не доступно ни сотворенному, ни рожденному, но только "исшедшему". Сотворенное не может стать несотворенным, рожденное не может стать нерожденным, исшедшее же может войти обратно. Поэтому-то Католичество, введя филиокве, потеряло ключ к тайне высшей христианской инициации и фундамент ее апофатической Метафизики, увенчанной перспективой "восхождения" Духа Святого к Отцу после исхождения. Дионисий Ареопагит называл это "круговым движением Духа". Это -- абсолютный возврат к первому пункту "Символа Веры", т.к. здесь ничего не остается, кроме Единого Бога-Отца, Вседержителя, в его внутреннем единственном и едином измерении.

Пункт 4. "Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша и погребенна."

Здесь заканчивается цепь снисхождений. 4 -- число окончания. 1+2+3+4=10, т.е. снова 1, т.к. 1+0=1. От Отца к Сыну, от Сына-Света через Святой Дух к Сыну-Человеку, и, наконец, Сын Человеческий достигает самой нижней точки самого нижнего из миров: крестного страдания и "погребения". Небо нисходит в Землю, Верхнее в Нижнее, Первое в Последнее. Бог становится не только Человеком, но пострадавшим и умершим Человеком. Из 7 пунктов "Символа Веры", посвященных Второй Ипостаси, Сыну, это -- третий пункт. Он родился прежде всех век (1-ый пункт Сына), воплотился (2-ой пункт сына), умер и был погребен (3-ий пункт Сына). Если первые три пункта "Символа Веры" в целом -- это полнота Метафизики как таковой, то первые три пункта о Сыне, т.е. 2-ой, 3-ий и 4-ый, -- это полнота Метафизики Слова, Оси Мира. Если в логике общей Метафизики Отца уже сам факт "Воплощения" есть достижение нижнего предела, то в логике Метафизики Сына таким пределом является "погребение". Триада Творения и Отца: Творец -- Небо -- Земля. Триада Сына: Небо -- Земная Жизнь -- Земная Смерть. Для собственно христовой инициации Крест с умершим Иисусом Христом является ключевой точкой, т.к. здесь достигнут нижний предел цикла Слова. Земная Смерть -- это фундамент для христианской реализации, поэтому ее так часто упоминают тексты молитв. Страдание вообще становится инициатическим императивом для духовных христиан. Важно понимать Страдание не морально, но "технически", как требование реализационной духовной практики, связанной с особой Метафизикой Сына. (Тот же инициатический смысл носит "Страдание" в шиитском гнозисе, связанном с мученической гибелью Имамов Хасана и Хусейна, откуда, в частности, мистериальный обряд "шахсей-вахсей"). Погребение снятого с Креста тела Иисуса Христа означает тот поворотный пункт, отправляясь от которого начинается инициатическое возвышение.

В этом же месте "Символа Веры" в согласии с метафизической логикой следует поместить сюжет о "нисхождении Христа в ад", о котором каноническая "Молитва Честному Кресту" говорит в следующих терминах: "Иисус Христос, без истления в ад сошедший, и поправший силу дьяволю, и даровавший нам (...) Крест Свой Честный". Крестная смерть и погребение однозначно связываются здесь со снисхождением в ад, то есть с достижением Осью Мира, Словом последнего дна Творения. Ад является как бы продолжением человеческого мира вниз, хотя расположение ада под человеческим миром как иной низший план Бытия имеет смысл только для "человеков". Для Слова и сам человеческий мир есть сущностный ад, а то, что представляется адом людям, для Сына есть не что иное, как горизонтальный (а не вертикальный!) предел самого человеческого мира. По этой причине тема снисхождения Сына в ад не запечатлена особо в "Символе Веры". Погребение Иисуса в человеческой реальности и есть метафизически достижение центра ада.

Пункт 5. "И воскресшаго в третий день по Писанием."

Пункт 6. "И возшедшаго на небеса и седяща одесную Отца."

5-ый и 6-ой пункты отражают две фазы инициатического восхождения по Христовому циклу после достижения низшей точки. Всего этот цикл занимает 5 пунктов: первые два описывают стадии снисхождения, 3-й --- поворотный пункт, а последние два говорят о восхождении к изначальному состоянию. Воскресение Христа -- это преодоление Земной Смерти и абсолютизация Жизни, а также навечное соединение Человека Иисуса с Христом. Здесь имя "Иисус" открывается не только как пред-существовавшее, обнаружившееся и поминаемое впредь на земле, но как вневременная спасительная сакральная формула ("мантра" в индуизме). Тот, кто произносит это имя, уже потенциально спасен. Теперь Ось Мира актуализирована на всей Земле (во всем предельно нижнем мире) и у всех невидимых, т.к. в момент Смерти Иисуса "завеса в храме (отделявшая видимых от невидимых) разорвалась". 5-ый пункт стоит четвертым по счету в сугубо Христовом цикле.

6-ой пункт означает соединение воскресшего Иисуса не только с Христом, но и с самим Словом-Сыном. Таким образом окончательно актуализируется все Единство и Единственность 2-ой ипостаси, и "предшествующее" предвечное и вневременное состояние "обрушивается" во время и Творение и втягивает Творение в благодатность Христового, Сыновьего домостроительства, "усыновляя" Творение через Сына и кладя конец разделению между Творцом и Тварями. Полнота Христианского цикла фактически уничтожает Творение (как отчуждение): "Я победил мир". Теперь есть или "усыновленное" и "свои" ("Господь знает своих"), или Земная Смерть. Иисус Христос, Сын Божий, "садится одесную" не один, но вобрав в себя все, что можно было спасти, все, осиянное земным именем "Иисус", ангельским именем "Христос" и небесным именем "Слово". Это -- венец Христианской инициации и завершение христианской Метафизики.

Пункт 7. "И паки градущаго со славою судити живым и мертвым, Его же Царствию не будет конца."

Тайна задержки между инициатически осуществленным Христом и макрокосмической, всебытийной демонстрацией этого. Почему "паки", "еще раз, снова"? Царствие не имеющее конца уже достигнуто и уже наступило "внутри", после полной реализации инициатического цикла Слова. Но тут в Метафизику вводятся соображения времени, постулируется особый эон, длящийся от исторического момента "при Понтийском Пилате" до эсхатологического момента, когда Христос "паки грядет со славою судить". Это создает новую группу сакральных тезисов, состоящую из 4 пунктов "Символа Веры"-- 4-ого, 5-ого, 6-ого, и 7-ого. "Распятый, страдавший, погребенный -- воскресший -- восшедший на небеса -- паки грядущий". Это -- эон исторической Христианской Традиции, эон Церкви. Вначале умаление Принципа, его страдательность, "последнесть", вплоть до исчезновения. Потом слабое возрождение (в него не верят даже некоторые апостолы), Воскресение. Потом Вознесение, невидимый триумф. И, наконец, грозящая обрушиться благодать Суда Праведного, начавшая осуществляться уже с Пятидесятницы, с момента снисхождения на апостолов Святого Духа. Эти огненные языки -- провозвестники Страшного Суда живым и мертвым, Суда Огнем и Мечом. Христианский исторический цикл -- предуготовление Суда, когда умаленное и страдавшее обнаружится величайшим и деятельнейшим, Спасом-Вседержителем, Судией во Славе.

Инициатический христианский цикл заканчивается на пункте 6. Исторический христианский эон перехода слабого в сильнейшее и последующее "доказательство Силы", явление "Спаса-в-силах", разворачивается от пункта 4 до пункта 7. Это -- тоже инициация, только уже третьего порядка - - не метафизическая инициация Отца, (пункты 1-3), не чисто Христовая, "христическая" инициация Сына (пункты 2-6), но "циклическая" инициация, церковная инициация обещания-исполнения, испытания-вознаграждения, основанная на вере в неочевидные метафизически реальности, начиная с веры в "историчность" Воплощения (пункты 4-7).

Для объяснения этой третьей инициации можно привести несколько эзотерических концепций. Некоторые инициатические доктрины связывают Воплощение Иисуса Христа с символизмом планеты Меркурий, называемой в индуизме Боддхи, что означает Небесный Интеллект, Логос. В частности, такое соотнесение Христа с Меркурием наличествует в исламском эзотеризме. Но, с другой стороны, совершенно очевиден и солнечный символизм Иисуса Христа. К этому можно добавить то обстоятельство, что иудейская традиция часто меняет местами ангелов Меркурия (Рафаил, "Целитель Божий") и Солнца (Михаил, "Который как Бог"). Меркурий является самой близкой к Солнцу планетой, и поэтому символически именно Меркурий служит "посредником" между Солнцем и остальными планетами. На основании этих соображений можно сказать, что Воплощение Иисуса Христа, Рождество, его Первое Явление было "меркуриальным", "предварительным", "спасительно-предупредительным". Его Второе Пришествие во Славе будет окончательным и "солнечным", "решающим". Весь цикл исторического Христианства, весь эон от Первого до Второго Пришествия Христа, можно уподобить "Великому Деланию", то есть приготовлению из "Ртути" "Золота", так как планета Меркурий соответствует именно "Ртути", а Солнце -- "Золоту". В этом состоит мистерия церковной, православной, духовной и литургической Алхимии.

Пункт 8. "И в Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже от Отца исходящаго, Иже со Отцем и Сыном спокланяема, и сславима, глаголавшаго пророки."

Святой Дух замыкает парадигматические Троические и внутри-Троические догматы. 8 -- число совершенства, число Рая, символ Неопалимой Купины. Святой Дух упоминается в третьем пункте, где Им заканчивается перечисление ипостасей в перспективе метафизической инициации, а здесь Он подводит черту под всеми циклами. Он предстает в трех формах: 1) исходящий от Отца (самая таинственная и внутренняя его черта); 2) споклоняемый и сславимый с остальными ипостасями Троицы, -- это характеризует его внешний статус в отношении Творения, и, наконец, 3) глаголавший пророки, значит ответственный за в с е виды контактов потустороннего с посюсторонним (сравни Его роль в Воплощении), т.е. наиболее имманентный аспект Божественности ("иже везде сый, и вся исполняяй"), самый внешний аспект, совпадающий с самим Проявлением в его символической, качественной, сущностной стороне, вплоть до исторической связанности с пророками. Позиция 8, будучи последней среди ипостасей в "Символе Веры", связывает Святой Дух с эсхатологией, с концом. Пункт 8 идет к тому же сразу за упоминанием Страшного Суда и грядушего Царствия. Кроме того, сущность пророчеств пророков, особенно в христианской перспективе, -- это оповещение о грядущем приходе Христа и полном обнаружении благодатной "рожденной" природы мира, о его световом Спасении из отчужденной тварности. Поэтому Конечное Царствие, которое "паки грядет", будет Царствием Святаго Духа, эпохой Святого Духа. И в момент Страшного Суда очистительный Огонь Господень будет Пламенем Святого Духа. Он же и снизойдет на реальность в виде Небесного Иерусалима.

И кроме того, эсхатологическая функция Святого Духа еще и в том, что он, исшедши, должен войти в Отца.

Пункт 9. "Во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь." Отсюда начинаются вне-Троические догматы, связанные с циклом исторического и ритуального христианского эона. Они развивают 4 пункта Христового цикла, но уже не с позиции самого Христа, как субъекта -- погребенного, вокресшего, восшедшего, паки грядущего, но относительно "человек", ради спасения коих Он воплотился, и вообще с позиции всех спасенных существ и тварей. Церковь -- соборная, потому что ее смысл собрать в себе световые элементы Творения, которые могут и должны быть "усыновлены", "рождены сверху". Церковь -- это "видимые", "невидимые", земные и небесные, соучаствующие в нетварных отношениях между Сыном и Отцом. Она едина как един Сын, и святая как Святой Дух, который и есть ткань всего "исшедшего и нетварного", что приводит к "Рожденному" и что самого Рожденного возвращает Родителю. Апостольская же она в смысле ее "посланнической" миссии в краткий (по божественным меркам) период христианского эона, а также потому, что она "ангельская" ("ангел" и "апостол" по-гречески равным образом означают "посланник").

Кроме того, с апостолов исторически начался цикл Церкви, поэтому эпитет "апостольский" употреблен на четвертом месте. Исторический смысл -- последний в ряду других более важных.

Пункт 10. "Исповедую едино Крещение во оставление грехов." Крещение есть первая стадия воскресения из мертвых. Это -- Второе Рождение. Церковь возникла вокруг Креста (пункт 4 "Символа Веры" подобен пункту 9). Воскресение из мертвых Христа подобно крещению человеков (пункт 5 подобен пункту 10). Крещение -- это также основная реализация инициатического перехода от состояния твари к состоянию "усыновления". В этом ритуале единственный раз в жизни (не считая необязательного для всех брака и венчания) верующий вводится в алтарь, в Святую Святых. Крещение -- это инициатически первый и главный шаг внутрь Церкви, к ее центру, а исторически -- это первый шаг Церкви по отношению к народам.

Пункт 11. "Чаю воскресения мертвых," Воскресение из мертвых для человеков аналогично Вознесению Христа. Это -- последняя стадия церковного цикла. Церковь существует от апостолов до воскресения из мертвых. С достижением этого момента история упраздняется и остается одна инициация и Метафизика. Воскресшие наблюдают Небеса, Отца и Седящего одесную Его. Явная связь пункта 11 с пунктом 6.

Пункт 12. "И жизни будущего века. Аминь."

"Жизнь будущего века" -- качество, внутренне присущее категории Царствия без конца (пункт 12 -- пункт 7). Это полное и окончательное "втягивание" истории в Дух. Это также конец Церкви как "переходной" реальности между "тварями" и "детьми" Божьими. Жизнь будущего века -- не просто новый цикл. Это -- абсолютный конец Творения, это торжество Духа, исходящего и "возвращающегося", и более того, делающего "всех детей" ("будьте как дети") Единым Сыном, а Сына -- таинственным путем, возводящим к Отцу, которым Он некогда "вся быша". Этот христианский метафизический "будущий век" есть Трансцендентное Царство, поэтому-то у него "действительно" не "будет конца", чего не понимают те, кто считают, что Христианство просто забыло о доктрине циклов и отождествило конец одного из циклов с концом всего мира. У кого как, но у "нашего" православного "будущего века" Конца не будет, и "времени", по словам Святого апостола Иоанна Богослова, тогда тоже "не будет".

("Милый ангел", № 1)


A HAIL TO THE GODS OF CREATION !
A HAIL TO THE KING OF THE WORLD !
A HAIL TO THE METAL INVASION !
A HEAVENLY KINGDOM ON EARTH !