*MESOGAIA*
Imperium Internum
(РОССИЯ - УКРАИНА - БОЛГАРИЯ)


К. П. Максимов
Типология менталитетов

  
   А что еще замечательно: ведь общего
   между нами гораздо больше, чем разного.
   А. и Б. Стругацкие
  
   "В свое время сам Головин обрисовывал эмпирическую иерархию окружающих нас существ примерно так:
   - ниже всех стоит "шляпня", "инженерье", советская интеллигенция, у нее нет внутреннего бытия вообще, это бумажное изделие, смертельно мокнущее под дождем, разрываемое любым нервным порывом бытийных ветров;
   - чуть выше - злые тролли, к ним относятся домохозяйки из коммуналок, подъездная угрюмая и решительная урла, ловкие поджарые алкаши, собравшиеся озябшим утром у ларька, - эти несут в себе темное упругое бытие, готовое в любой момент рассыпаться звездной, едва собранной против случайного объекта агрессивностью;
   - далее идут более утонченные агрессоры - духи, гоблины, профессиональные кляузники, сотрудники спецслужб (представители "Ордена голубых бриллиантов"), бодрые позднесоветские чудовища;
   - выше всех - "извращенные ангелы", воспаленно-метафизические души южинского шизоидного подполья с натянутой струной горнего духа, подобного выправке кремлевских курсантов, с безжалостными безднами преступных трансцендентальных подозрений (к этой категории Головин причислял самого себя).
   На вопрос коллеги: "А кто стоит выше "извращенных ангелов?" - Головин, удивленно подняв бровь, отвечал: "Как кто? Люди..."" [1] .
  
   Эта парадоксальная антропология известного метафизика "южинского призыва", не смотря на весь свой откровенный сарказм, любопытным образом перекликается с вполне "научной" теорией менталитетов, разрабатываемой С. Переслегиным [2].
  
   Как поясняет сам Переслегин, данная теория понадобилась для объяснения странного феномена, хорошо знакомого специалистам-типологам. Какую бы базовую типологию (то есть претендующую на универсальность в рамках выбранной модели психики) мы ни взяли, всегда найдется значительное число людей, формально принадлежащих к одному типу, чьи взгляды в сфере социального общения могут различаться вплоть до диаметрально противоположных. Переслегин предложил дополнить ряд базовых моделей
   моделью менталитета, связанного с сознательной деятельностью людей. Сюда входит, прежде всего, система ценностей и целей данной личности в рамках характерных для нее наборов убеждений.
  
   Если обычный тип рассматривается как проекция личности на социум, то менталитет, наоборот, будет представлять проекцию социума на личность. Иными словами, менталитет подобен маске, которую надевает человек для отождествления с большими социальными группами, где опознавание "свой-чужой" происходит по максимально общим критериям. Точнее, эту маску на человека надевает социум, причем его выбор не слишком велик.
  
   Анализ социума в разрезе его истории позволяет выявить всего четыре основные маски. Взяв за основу стратификацию европейской цивилизации (как наиболее вероятный источник ментального расслоения), Переслегин описал следующие менталитеты:
   варварский, аристократический, интелевский и буржуазный. Краткий вариант этого описания приведен ниже.
  
   Для психики "варвара" характерно:
  -- высокая выживаемость;
  -- умение постоянно удивляться окружающему миру (очень низкое входное информационное сопротивление) -- отсюда, непосредственность реакций;
  -- стремление к новым впечатлениям, ощущениям, переживаниям;
  -- жизненная активность, стремление к риску, отсутствие ярко выраженной боязни смерти.
  
   Для психики "аристократа" характерно:
  -- стремление к максимальной личной и духовной независимости, гордость (иногда, выглядящая надменностью);
  -- утонченность (в том числе, и в сексуальной сфере);
  -- стремление "производить впечатление на окружающих", что проявляется в стиле одежды, в стиле поведения, в манере совершать покупки;
  -- умение противостоять страху (в том числе, страху смерти); честность, вытекающая из презрения ко лжи, которая воспринимается, как слабость.
  
   Для психики "интеля" характерно:
  -- полное отсутствием демонстративности;
  -- пренебрежение к комфорту во всех его проявлениях, выраженная сексуальная закомплексованность;
  -- способность и стремление к абстрагированию, серьезное отношение к понятиям, не имеющим прямых аналогов в реальном мире;
  -- высокая работоспособность, степень которой не зависит от объективной ценности ожидаемого результата;
  
   Для психики "буржуа" характерно:
  -- бережливость, экономичность (что проявляется во всем, в том числе -- и в сексуальных отношениях);
  -- рационализм, рациональная жестокость;
  -- стремление к функциональности (питаться только полезными продуктами, читать только рекомендованную литературу, иметь только те знания, которые могут оказаться необходимыми в жизни);
  -- низкая выживаемость при жизненных катастрофах (например, при увольнении и потере социального статуса);
  
   При таком подходе появление каждого из менталитетов соответствует определенной исторической эпохе: варварский менталитет возникает в период распада родоплеменных отношений, аристократический - в феодальный период, интелевский - при переходе от позднего феодализма к эпохе Возрождения, и, наконец, буржуазный связан с реформацией и появлением протестантизма.
  
   Кроме того, сам факт появления нового менталитета непосредственно отражается на общественно-культурном плане, привнося в копилку общечеловеческих достижений какие-то новые сущности. Варварский менталитет, например, нашел наиболее полное воплощение в скандинавском эпосе. Аристократический породил "Артуровский цикл" (и тесно связанную с ним "куртуазную культуру"). Интелевский ознаменовался созданием универсальных религиозно-идеологических доктрин Нового и Новейшего времени. А буржуазный, как логичное завершение поиска коллективной истины, неразрывно связан с "общечеловеческими ценностями".
  
   Разумеется, обладатель конкретной маски, в принципе, может родиться в любую историческую эпоху, в том числе и формально предшествующую "родной" для данного менталитета. Просто такое событие требует гораздо большего числа совпадений, чем
   приобретение маски, адекватной текущей эпохе. Но не является ли, в таком случае,
   существование четырех распространенных масок следствием какой-то более глубокой закономерности, укоренной в человеческой природе?
  
   В рамках энерго-информационной модели Вселенной человеческий мозг представляет некий супер-биокомпьютер, управляемый определенным набором программ - как заданными изначально, так и приобретаемыми в процессе его функционирования.
  
   Из всех видов программ для нас наибольший интерес будут представлять импринты -
   жестко заданные программы, которые мозг генетически предрасположен "записывать" в особые моменты своего развития, известные как моменты "импринтной уязвимости".
   "Именно импринты устанавливают основные ограничения и параметры дальнейшей работы мозга, базовую структуру, в рамках которой будет происходить дальнейший прием программ, фактически формируют основу индивидуального "туннеля реальности" человека - убеждения, иерархию и структуру ценностей и основные стратегии поведения" [3].
  
   Не удивительно, что дальнейшие исследования побудили Переслегина объединить теорию менталитетов с теорией импринтов, разработанной Т. Лири и Р. Уилсоном [4,5].
  
   Согласно структурной модели последних, в поведении человека можно выделить ряд жестко закрепленных паттернов, по аналогии с крупными функциональными блоками любого электротехнического устройства названных контурами. Всего таких контуров было выделено восемь, причем все они включаются в процессе эволюции последовательно, один за другим. На данный момент человечеством освоено первые четыре контура, в пределах которых способен существовать практически любой современный человек. Включение (в массовых масштабах) второй четверки еще только предстоит в ходе дальнейшей эволюции.
  
   Первые четыре контура представляют, по сути, проекцию на личность основных этапов биологической эволюции. Пусковые механизмы, активизирующие их работу, находятся в левом полушарии головного мозга (там же зафиксировано и наше повседневное сознание).
  
   1. Первый контур (биовыживательный) определяет все действия в границах опасность - безопасность. Им отмечены уже первые млекопитающие.
  
   2. Второй контур (территориально-эмоциональный) определяет положение индидуума в стае одомашненных приматов и непосредственно связан с низшими эмоциями, иерархией социальной власти и границами дозволенного.
  
   3. Третий контур (семантический) определяет способность находить логические связи между объектами, а также умение аргументировать позицию, не прибегая к физической силе или эмоциональному давлению. Связан с появлением лобных долей головного мозга - то есть разума в современном понимании этого термина.
  
   4. Четвертый контур (социально-половой) определяет действия человека в социополовых отношениях - необходимостью подчинения индивидуальных (в первую очередь сексуальных) инстинктов коллективным интересам. Обусловлен появлением первых крупных коллективов, не сводящихся к семье или стае. Биохимически этот контур связан с "новой корой" левого полушария и таламусом.
  
   Идея Переслегина состоит в том, что доминирование одного или двух контуров из первой четверки определяет менталитет каждого отдельно взятого человека [6]. Либо это будет один из четверки основных менталитетов (когда доминирует только один контур), либо основной менталитет дополняется оттенком (когда доминируют сразу два контура). При этом первый контур, будучи доминантным, "программирует" варварский менталитет, второй - аристократический, третий - интелевский, а четвертый - буржуазный.
  
   Обратим внимание на существенное расширение исходного понятия. Социальную эволюцию (отражением основных этапов которой первоначально считался менталитет), сменила эволюция биологическая - то есть эволюция человека как вида.
  
   Другое важное уточнение связано с тем, что в модели Лири-Уилсона контуров больше четырех. Следовательно, мы можем продолжить наш ряд менталитетов.
  
   В отличие от первой ("древней") четверки пусковые механизмы остальных контуров сокрыты в правом "безмолвном" полушарии головного мозга.
   На данном этапе эволюции лишь только начинается процесс интеграции "высших" контуров в устойчивые стратегии поведения. Поэтому все феномены их проявления либо не воспринимаются обычными людьми, либо попадают в категорию необъяснимых чудес.
  
   5. Пятый контур (нейросоматический) отвечает за пробуждение телесного блаженства (включая его высшую стадию - внетелесный опыт). Биохимически связан с корой и подкоркой правого полушария головного мозга.
  
   Переслегин называет людей с пробужденным пятым контуром синергетиками.
   "Менталитет таких людей проявляется в поведении как легкость, отсутствие сопротивления при восприятии поступков и событий" [6].
  
   6. Шестой контур (нейрогенетический) отвечает за пробуждение нервной системы ("ментальный экстаз"). В отличие от пятого контура он работает на уровне коллективного бессознательного всего человечества.
  
   "На шестом контуре господствуют аналитики, которые с максимально отдаленной рефлексивной позиции, часто не из тела отслеживают энергетические и информационные процессы в обществе и выше и могут по выбору сообщать и не сообщать о своих выводах отдельным людям. Этот индивидуальный менталитет -- последний в рамках убеждения "Я -- человек, представитель вида Номо". Их можно еще назвать миссионерами. От осознания своей миссии" [6].
  
   Сделаем следующий шаг, максимально расширив диапазон проецируемых на личность свойств. Практически во всех сколько-нибудь развитых метафизических концепциях фигурирует тройственная структура природы. Например, в индуизме проявленный план мироздания (Трибхувана) состоит из трех миров:
  -- Небо (Свар) - сверхформальный мир;
  -- Атмосфера (Бхувас) - мир тонких форм (душ);
  -- Земля (Бхур) - мир плотных форм (тел).
  
   В современной науке также можно обнаружить близкую по смыслу триаду ключевых понятий:
  -- материя;
  -- энергия;
  -- информация.
  
   Попробуем рассмотреть естественный порядок становления менталитетов, опираясь на эту триаду. Иначе говоря, освоение очередного плана человеческого бытия потребует определенного изменения сознания, находящего свое отражение в особенностях соответствующего менталитета. Разумеется, такое соответствие не является линейным. Общее число доступных человечеству планов явно превосходит упомянутый базис, что, однако, не исключает единства их общей структуры.
  
   Материальный план (уровень варвара).
   Абсолютный примат физических потребностей, среди которых преобладают потребности тела. Главный (и единственный) принцип - выживание, часто неотделимое от агрессивного взаимодействия со средой. Жизненная активность максимальна, как и реактивность психики: "темное упругое бытие" варвара чуждо рефлексии, оно целиком подчинено требованию момента.
  
   Энергетический план (уровень аристократа).
   Здесь появляются принципы, структурирующие психику уже изнутри, вне зависимости от окружающих условий. Естественно, в большинстве своем эти принципы выделяют и подчеркивают уникальность Эго, возведенного в абсолют. Но главное, на этом плане открывается новое измерение психики - мир страстей, овладение энергией которых и делает из человека господина. Некоторое снижение внешней активности, вызванное необходимостью внутренней работы, с успехом компенсируется возможностью сознательного управления психической энергией. По сравнению с варварами аристократы - "утонченные агрессоры", стремящиеся подчинить и организовать внешний (физический) мир согласно своей воле.
  
   Информационный план (уровень интеля).
   Дальнейшее усложнение и утончение психики связано с открытием пространства информационных объектов. Главный инструмент (и оружие) интеля - мысль - позволяет порождать принципы, обусловленные лишь природой того или иного объекта, вне зависимости от проблем выживания и территориального доминирования. И каждый из подобных объектов способен стать для интеля Абсолютом. Их разнообразие ограничено только общим объемом освоенных новых смыслов, многие из которых имеют весьма слабое отношение к Текущей Реальности. Но нередко самые далекие и абстрактные из них в то же время оказываются и самыми мощными интеллектуальными стимулами. Ведь только благодаря "натянутой струне горнего духа" возможны такие жизненные цели, как познание мира или "счастье для всех".
   Однако серьезное отношение к понятиям, не имеющим прямых аналогов в реальном мире, чревато не менее серьезными последствиями. Чувства и воля, столь значимые в глазах аристократа, для интеля ничем не отличаются от прочих абстракций: платой за освоение информационного пространства становится отчуждение от источников как физической, так и психической энергии. Забыв о разнице между реальным миром и представлением о нем, человек рискует оказаться в совершенно беспомощном состоянии, когда ситуация выйдет за границы этого представления. Так газета может содержать массу полезной информации, но она не в силах защитить от проливного дождя.
  
   Следующая тройка планов возвращает нас с Неба на Землю.
   Начинается новый виток эволюционный спирали: на тех же основаниях, но уже в новом качестве. Соответственно, каждый менталитет из второй тройки будет обладать определенным структурным сходством со своим аналогом на предыдущем витке.
  
   Экономический план (уровень буржуа).
   Формальное возвращение на материальный план происходит не с пустыми руками.
   Все информационное богатство, добытое на предыдущем плане, мы теперь "пускаем в дело". Любой, даже самый материальный объект приобретает новое, экономическое измерение - стоимость. Впрочем, в товар способно превратиться абсолютно все, что имеет хоть малейшую информационную ценность. Более того, товаром становится сама информация.
   Стоимость - универсальная мера всех вещей. Благодаря ей происходит унификация индивидуальных туннелей реальности, и, как следствие, исчезает почва для большинства социальных конфликтов. Смыслы, ради которых интели когда-то были готовы пойти на костер, теперь являются одним из самых изысканных объектов потребления. Хотя психика буржуа настолько пластична, что он способен равно наслаждаться китайской кухней, катанием на горных лыжах и философией Кьеркегора.
   Если варвар выживает, то буржуа просто живет. И все же у них немало общего. Бытие буржуа столь же функционально и реактивно, только в роли внешних стимулов выступают социальные нормы и экономические требования. Как и варвар, он - существо коллективное, но отождествляет себя не с микрогруппой "кровников" (где каждый лично знает каждого), а сразу с целым социальным слоем или системой. В современной структуре населения особенностям буржуазного менталитета наиболее полно отвечает middle class, олицетворяющий "в меру" богатых и успешных членов общества, прямо или косвенно участвующих в его управлении. Это не элита, которая "отвечает за все", но и не маргиналы, отказавшиеся от социальной ответственности. Просто - люди, знающие толк
   в (социальной) жизни.
   "Фамилию Бердяева знает, фильм Спилберга смотрел, живет на Поварской и ездит на "Порше". Ну во всех же отношениях достойный человек, вот и все примерно так должны жить" [7].
  
   Когнитивный план (уровень синергетика)
   Если буржуа демонстрируют вершину социальной адаптации, то синергетики в совершенстве осваивают, как говорят французы, art de vivre - "искусство жить" в свое удовольствие. Буржуа о последнем могут только мечтать. Максимум, что для них достижимо, это определенный уровень социального комфорта. За все приходится платить, и платой за экономический успех становится дальнейшее отчуждение - отделение процесса приобретения от процесса мышления. Удовлетворение потребностей превращается в некий "экономический императив", который обусловлен, в конечном итоге, лишь потребностями самого социума. Так возникает феномен мещанства, когда приобретение ради приобретения у "особо социализированных" индивидов окончательно затмевает разум.
   Предыдущий план мы не случайно назвали экономическим. Диктат экономических отношений пронизывает там абсолютно все сферы жизни. Поэтому "игры, в которые играют люди" (то есть буржуа) ведутся по довольно жестким сценариям, которые, к тому же, не блещут разнообразием. В большинстве подобных игр удовольствием даже не пахнет, их главная цель - подтвердить социальный статус.
   В отличие от буржуа синергетик не связан никакими социальными ценностями и традициями. Он не раб потребностей, а их господин, и поэтому свободен как в выборе игр, так и правил для них. Не придавая, впрочем, особого значения ни тому, ни другому. Подобно водомерке, он предпочитает скользить по поверхности жизни, компенсируя отсутствие глубины быстротой и изяществом движений.
   Другое важное отличие связано с тем, что синергетик способен творить новые потребности (смыслы), используя старые в качестве рабочего материала. Данный процесс весьма отличается от декартовского "рационального метода" (характерного для интелей), скорее он сродни интуитивному озарению - внелогическому "проколу сути". Соединить несоединимое, из хаоса разнородных сущностей родить гармонию - вот типичный синергетический подход. А лавинообразное возрастание новых граней восприятия служит практически неисчерпаемым источником удовольствия. С этой точки зрения психика синергетика представляет информационную автокаталитическую систему: рождение новой информации одновременно служит катализатором для ее дальнейшего производства.
   Кроме того, сверхпластичная психика открывает доступ к гораздо более тонкому и эффективному, чем у аристократа, управлению психической энергией. В качестве побочного эффекта возможно спонтанное появление самых разнообразных пси-феноменов, многие из которых в дальнейшем целенаправленно культивируются. "И синергетики и аристократы индивидуально отвечают за причуды собственного сознания, только синергетики не возводят оное в абсолют" [6].
  
   Трансцендентный план (уровень аналитика)
   Сейчас сложно говорить о каких-то конкретных особенностях плана, освоение которого человечеству еще только предстоит в очень отдаленной перспективе.
   Поэтому нам придется прибегнуть к методу аналогий.
   Для описания первой тройки менталитетов мы использовали "принцип" в качестве ключевого понятия, играющего роль объекта эволюции. Действительно, варвар знает только один безусловный принцип - выживание. Собственное мнение для него - такая же непозволительная роскошь, как и индивидуальный туннель реальности. Аристократ уже владеет целым набором принципов, позволяющих в любой ситуации подчеркнуть абсолютную ценность его Эго. В своем индивидуальном туннеле он, в отличие от варвара, полновластный хозяин. И, наконец, интель способен сам порождать принципы по мере освоения новых (отличных от Эго) объектов, то есть творить новые индивидуальные туннели реальности.
   Для второй тройки менталитетов таким ключевым понятием является коллективный туннель.
   Буржуа известен только один подобный туннель, в рамках которого он пытается оптимизировать свое существование. Синергетики обладают способностью свободного перехода из туннеля в туннель. Тогда аналитики, соответственно, могут порождать новые коллективные туннели по мере необходимости.
   Последнее требует совершенно особых, неведомых интелям энерго-информационных технологий, которые гораздо ближе к магии, чем к науке в ее современном понимании. Речь идет, фактически, о материализации информационных объектов, что в традиционной мифологии было под силу только Древним Богам. Аналитики по праву занимают место Демиургов - ведь информационное пространство является их родным домом. Таким образом, историческое время смыкается с мифологическим, исчерпывая и завершая "полноту человеческого".
   Степень отчуждения от физической оболочки при этом достигает своего предела. Если синергетик идет по миру, "лишь слегка его касаясь", то у аналитика информационный аспект взаимодействия с реальностью практически полностью вытесняет все прочие. Хорошей иллюстрацией здесь могут служить мокрецы из "Гадких лебедей" А. и Б. Стругацких. Лишение возможности читать книги для них равносильно голодной смерти.
   Можно сказать, что аналитик находится "по ту сторону" вообще всех человеческих туннелей. Его взору доступны все миры-Отражения, входящие в континуум вероятностной истории человечества, но ни одному из них он не отдает предпочтения.
   Настоящая история только начинается...
  

Октябрь, 2003 г.

  
   Ссылки:
  
   1. А.Дугин. Auf, o seele! (Эссе о Евгении Головине).
  
   2. С. Переслегин. Понятие менталитета (тезисы).
  
   3. Е. Романюк. Психология - это "магия"?
  
   4. Т. Лири. История будущего.
  
   5. Р. Уилсон. Психология эволюции.
  
  6. С. Переслегин, Е. Переслегина. Экспериментальный курс лекций по теории менталитетов.
  
   7. М. Веллер. Все о жизни.


A HAIL TO THE GODS OF CREATION !
A HAIL TO THE KING OF THE WORLD !
A HAIL TO THE METAL INVASION !
A HEAVENLY KINGDOM ON EARTH !